Распорядок дня буддийского монаха – как живут обитатели храмов

Режим дня в некоторых монастырях

Распорядок дня буддийского монаха - как живут обитатели храмов17.08.2010 | Елена Шалунова

В то время как весь цивилизованный мир изменяется быстрее и быстрее, приближаясь к собственному идеалу эффективности, достатка и комфорта, есть места, где жизнь отстает от нашей лет примерно на пятьсот. В монастырях братия живет по древним законам.

Святая Гора Афон

Согласно законам Святого Афона более молодой монах обязан ухаживать за более пожилым. У монахов много и других обязанностей. Их день проходит в трудах и молитвах. Подъем — в пять утра.

Затем служится литургия, после которой монахи идут в трапезную, где пьют чай или кофе. Потом они заняты работой. В 13:00 — обед. Летом есть часовой послеобеденной сон. Зимой этого нет. Ввиду короткого светового дня монахи встают в четыре утра. После обеденного сна — работа.

Монахи не ужинают. Вечером они идут в церковь, где приносят благодарения Богу за прожитый день. Последняя молитва приносится Ангелу Хранителю на предстоящую ночь. В праздники жизнь монахов отличается от будней.

Они целый день проводят в церкви, ходят с визитами в другие монастыри и келлии. Вечером для всех накрываются столы для трапезы. Готовится рыба.

На вопрос о том, как жить сегодня людям в таком не простом современном мире, где много жестокости и злости, архимандрид Феонас — настоятель келлии святого Никодима — ответил просто: «Просыпаясь каждое утро, помните, что самый большой подарок, который сделал для нас Господь, это его жизнь. Умываясь, всегда думайте о том, что этот ваш день может быть последним в вашей жизни и поэтому, надо делать только хорошее, любить ближнего. Ведь смысл учения Христа — в любви. И люди должны, не просто говорить о ней, а иметь любовь внутри себя».

Распорядок дня корейских буддийских монахов и монахинь

В корейском буддийском монастыре день начинается в 3 часа утра. Один из монахов встаёт раньше других и облачается в церемониальную одежду. Затем он тихо начинает бить в «моктхак», деревянный колокообразный ударный инструмент, и петь буддийские сутры. Продолжая песнопение он проходит по всей территории монастыря.

Эта церемония пробуждения выполняется ежедневно, независимо от погоды. Монахи, услышав звуки «моктхак», встают и готовятся к утренней церемонии. Через некоторое время раздаются удары в большой монастырский колокол, барабан, гонг и деревянную рыбу, и все монахи идут к Главному залу для песнопения.

Перед утренней церемонией монахи бьют в четыре предмета: большой колокол, барабан, гонг и деревянную рыбу. Каждый из этих предметов представляет группу существ, живущих в мире. Большой колокол звонит для предков, барабан из кожи животного — для животных, гонг в форме облака — для существ, живущих на воздухе, а рыба, вырезанная из бревна — для существ, живущих в воде.

Считается, что услышав удары и песнопение, каждое существо освобождается мудростью Будды. После утренней церемонии, каждый из монахов продолжает своё занятие: студенты идут в ученический зал, старшие монахи идут в зал размышления, а рабочие монахи готовят завтрак. Завтрак начинается в 6:00 часов.

Он состоит из овсяной каши и квашенных овощей, которые подаются в четырёх индивидуальных посудах. Наиболее важная часть дня — время после завтрака, в которое можно спокойно заняться своим учением. В это время большинство монахов продолжают заниматься или медитируют. В 10:30, помня традицию Будды есть один раз в день, монахи собираются в Главном зале, поют и предлагают рис.

После этой церемонии наступает время обеда. Монахи поют до и во время еды, что делается для того, чтобы напомнить себе, что еда употребляется не для наслаждения, а для питания организма. После короткого периода свободного времени после обеда, монахи вновь занимаются учёбой до 17:00. Затем время для ужина, которое зависит от сезона.

Зимой в монастыре ужинают на один час раньше, чем летом. Приблизительно через час после ужина большой колокол храма объявляет время для песнопения: Услышав звук колокола, монахи идут к Главному залу и занимаются там песнопением и медитацией. Затем около 21:00 монахи могут ложатся спать, и все огни в храме выключаются.

http://greeks-su.com/ru/news/news/1425.html

http://kailash.ru/449.html

Источник: http://complimed.ru/physical_culture/regime/monastery.html

Повседневный распорядок в монастыре

Монахи Шаолиньского монастыря живут и работают по строгим правилам распорядка дня и обучения, принятым в китайских монастырях чань-буддизма, и изложенным в монастырских Правилах Бай Чжан (Бай Чжан чин гуй), установленных мастером Бай Чжан во времена правления династии Тан.

5:00 Подъем (по утреннему колоколу)
5:30 Утреннее чтение Каждое утро, все монахи монастыря собираются в Зале Махавира и читают нараспев две сутры: 1. Шурангама Сутра, которая может ослабить влияние невзгод и несчастий, и 2. Сутра Сахасрабхуджасахасранетра Авалокитешвара и десять небольших сутр.

Также поют спокойные и приятные песни хвалы до и после каждого собрания.

6:30 Завтрак
Прежде чем приступить к завтраку или обеду, монахи должны предложить пищу Будде и Бодхисаттве, вознося за заслуги всем покровителям, принимая обеты за всех живых существ в соответствии с правилом Принятия Двух блюд. До и после каждого приема пищи совершают песнопение и чтение нараспев. Каждый монах питается из своей миски. Во время трапезы стоит тишина, и выбрасывать еду запрещается.

11:30 Обед
16:30 Вечернее чтение Существует три песнопения для вечернего чтения: 1. Песнопение «Будда, разъясняющий Амитабха Сутру» и «имя Будды»; 2. Почитание 88 Будд и Великое покаяние; 3.

Обряд подношения пищи.

Первое песнопение предназначено для того, чтобы перенестись в мир Западного рая, второе песнопение — для покаяния живых существ, а третье песнопение предназначено для того, чтобы взять несколько зерен риса с обеда и предложить их голодным духам.

Первое песнопение совершают по нечетным дням, второе по четным дням, а третье ежедневно.

17:30 Лекарство (ужин)
В соответствии с первоисточником, буддийское правило гласит, что нельзя есть после полудня. Однако, из-за изменившихся социальных правил и привычек в еде, буддийские монахи стали есть вечером, но без песнопений, и еда называется «лекарством», чтобы обойти существующее правило. Монахи принимают только вегетарианскую пищу.

21:00 Уединение (вечерний барабан)
Жизнь буддийских монахов следует привычному распорядку. Подъем в 5 утра под звон колокола (*колокольная башня располагается в восточной части зала Махавира).

Затем перед завтраком часовое чтение сутр нараспев, а остальная часть утра посвящается повседневной работе по дому и монастырской службе вплоть до обеда, состоящего из простых блюд. Работа продолжается во второй половине дня, за ней следует вечернее часовое песнопение и ужин.

В оставшуюся часть вечера монахи могут продолжать свое обучение и практику; они могут ложиться спать по сигналу барабанной дроби (барабанная башня располагается в западной части зала Махавира). В монастыре также предлагается культурная программа.

Перевод: Ирина Брызгалина, редактор Марина Горяева.
Оригинальный текст: http://www.shaolin.org.cn/templates/EN_T_new_3list/index.aspx?nodeid=369

Источник: https://shiyanbin.ru/povsednevnyj-rasporyadok-v-monastyre/

Буддизм в Тайланде (беседа с тайским монахом)

Какой распорядок жизни в храме? Что монах должен делать каждый день?

Нет строгого распорядка. Будда завещал только две вещи – изучать его учение и практиковать медитацию. Всё остальное не так важно. Обычно день начинается так. С рассветом (примерно в 6 утра) все монахи отправляются босиком за ворота храма.

Они идут молча по улице, ни с кем не заговаривая и никого ни о чём не прося. В это время желающие могут дать им еды. Примерно в 7:30 все возвращаются обратно в храм, где начинается завтрак. Обед бывает до полудня.

Ужина нет (после полудня можно пить только воду).

Почему монахи едят мясо, ведь это убийство животных?

Тут важно с каким настроением есть. Если с настроением – о какое вкусное мясо, то это будет мешать пути в нирвану, а если со спокойным настроением, не наслаждаясь пищей, то это не будет мешать.

Что говорит буддизм в Тайланде о домиках духов, которым поклоняются многие тайцы?

Домики сделаны для добрых духов, которые были в прошлом очень благочестивы и в этой жизни поднялись на ступень, выше человеческой. Будда говорил, что им надо оказывать уважение, но ни разу не упоминал, что для этого надо строить им домики.

Это уже чисто людская фантазия, поскольку человеку легче выражать почтение и приносить дары чему-то осязаемому, чем делать это в уме. Вот они и придумали строить домики. Но это доброе дело, так как приучает людей давать, а значит создаёт хорошую карму.

Но подношениями духам нирваны не достигнешь.

Все ли тайцы знают основы буддизма, учат ли этому в обычных школах?

Нет, буддизму в Тайланде не учат. Поэтому многие тайцы имеют лишь поверхностное, а иногда даже искажённое представление о религии Таиланда.

О чём думают тайцы, когда склоняются в поклонах перед статуей Будды в храме. И правильно ли молиться Будде?

Поскольку Будда Учитель, а не Бог, то ему следует выражать глубочайшее почтение, а не просить о чём-то. Правильно делать три поклона. Первый – это выражение почтения непосредственно Будде, второй – его учению, а третий – всем его последователям, которые следуют пути буддизма Тхеравады.

Если человек, кланяясь Будде, будет думать – дай мне то, дай мне это, то это неправильно. Это говорит лишь о том, что у него искаженное представление и буддизме Тайланда. К сожалению, некоторые тайцы именно просят у него что-то, а не выражают почтение.

Часто можно слышать, что монахов нельзя фотографировать. Это правда?

Нет, неправда. Если вы с почтением и уважением относитесь к монаху, то нет проблем, чтобы сфотографироваться с ним. С другой стороны, если вы не уважаете монаха и хотите его сфотографировать только как диковинку и экзотику, чтобы потом показывать своим друзьям, то он может отказаться.

Источник: https://pattayatrip.ru/o-tailande/buddizm-v-taylande

Трапеза в буддийском храме

Когда-то буддийские монахи в Корее становились отшельниками, уходили в горы подальше от людей. Потом находили уединение даже среди мирской суеты, а теперь каждый желающий может даже пожить в храме или монастыре в Южной Корее по программе «темпл-стэй» несколько дней, чтобы лучше понять буддийскую культуру.

Храм Силлыкса (Silleuksa) расположен близ города Йоджу, что в часе езды от Сеула на берегу реки Намханган, в отличие от других буддийских монастырей в Корее, затерянных в глухих горных местах.

Его строили в конце VI века при правлении ванна Чинпхёна в государстве Силла. Сейчас он открыт для туристов.

Всего за 30 тысяч южнокорейских вон (менее 30 долларов США) с человека можно получить ночлег и пройти двухдневный курс рутинных церемоний буддийских монахов.

Монах Поын, который ведет программу “темпл-стэй” в Силлыкса, поясняет, что остановка в монастыре “помогает понять правильные вещи точно так, как это удается простым монахам”. Любое действие подчинено строгой церемонии, которой следуют неукоснительно, будь-то отход на закате дня, подъем до рассвета или питание. 
  

Прием пищи – одна из главных церемоний, которой обучаются останавливающиеся в храме миряне.

“Обычно на ее освоение уходит год, но мы пройдем ее в скоростном режиме”, – объявил Поын. Он представляет крупнейшую в Корее секту созерцателей “Чоге”, которые большую часть времени занимаются медитацией «сон» (аналог китайского ? «чань» или японского дзэн-буддизма).

 Медитация бывает двух видов «чвасон» (сидячая) и «хэнсон» (пешая).

 Храм состоит из типичных для Кореи нескольких одноэтажных деревянных построек под тяжелыми черепичными крышами – главного павильона со статуями Будды в глубине двора и отдельными дополнительными павильонами справа и слева.  

Читайте также:  Буддийское божество по году рождения - найди своего защитника

Трапеза проходит в левом, три двустоворчатые двери которого настежь открыты. Над центральной на закреплена черная доска и белыми иероглифами на ней написано название – “Сингомдан”, то есть “Зал усечения ростков неведения ножом мудрости”. Оно было построено совсем недавно – в 80-е годы – как место для ночлега буддийских монахов.
 

Перед входом у массивного деревянного порога оставляем свою обувь и ступаем на теплый покрытый желтым линолеумом пол длинного помещения. Вдоль задней стены на полу на одинаковом расстоянии друг от друга лежат одинаково сложенные и связанные наборы монашеской посуды для трапезы.

Она состоит из сложенной в узкую полоску серой ткани, такой же серой скатерти, белой салфетки, матерчатого конверта с деревянными палочками для еды и ложки, а также четырех круглых мисок “пальу”, вложенных одна в другую как матрешки.

Монах Поын дважды ударяет по левой ладони бамбуковой палкой с продольным распилом, дающим громкий трескучий удар. Это сигнал к началу церемонии приема пищи, направленного у монахов исключительно на поддержание сил.

Он развязывает узел, скрепляющий набор “паль-у” и в строго установленном порядке раскладывает его перед собой – скатерть разворачивает слева направо, салфетку кладет справа и большими пальцами рук берет за внутренние края самой маленькой миски, чтобы достать ее, не производя ни звука.

 “Прием пищи должен проходить в абсолютной тишине”, – поясняет Поын. Нарушителя этого закона ждет наказание, сказал он, но не ответил на вопрос о том, какое именно. “Этой церемонии уже две тысячи лет, каждое действие отработано до мелочей”, – сказал монах, облаченный в серую рясу.   Чисто выбритое чело его делает выразительными огромные брови над овальными очками на тонкой оправе.

 Четыре миски он устанавливает на скатерти на расстоянии ширины пальца друг от друга, чтобы они не соприкасались. Среди участников церемонии назначаются дежурные, которые будут подавать блюда и воду. Один из них разливает воду в миску.

Чтобы подать знак о том, что ее количества в миске уже достаточно, нужно лишь повращать ею туда и обратно. Ведь ничего вслух во время еды произносить нельзя. Сразу вспомнилась из детства пословица: “Когда я ем, я глух и нем”. В буддийском храме она действует в полной мере.

Но на вводном занятии ему приходится давать разъяснения и отвечать на вопросы.

 Поын омывает водой каждую миску и оставляет ее в меньшей. Теперь дело за рисом. Дежурный подносит котелок с рисом к каждому участнику трапезы, начиная с монаха.

 “Набрать рис можно только один раз. Поэтому его нужно положить в самую крупную миску именно столько, сколько можно будет съесть. Ведь оставлять в миске ничего нельзя”, – пояснил Поын. Лицо его выражает спокойствие и уравновешенность. Голос звучит негромко, но ясно. Слова просты и доходчивы.

 Рис – это основной продукт, насыщающий тело. К нему также подается суп из соевой пасты вроде японской “мисо” с листьями шпината, а также закуски – вареный арахис, салаты из пророщенных бобов, шпината и квашеная острая капуста “кимчхи”, а также ломтики квашеной редьки желтого цвета вроде той, что подают в японских ресторанах.

 “В третью по величине миску кладем сперва один ломтик редьки – она будет использована для очистки посуды после еды”, – предупредил Поын.

 Итак, когда пища разложена по соответствующим мискам, начинается трапеза. Поын поднимает миску  с рисом и подносит ее ко рту так, чтобы она закрывала почти половину лица.

 “Никто не должен видеть, как вы кладете пищу себе в рот”, – поучает монах.

 Пресный рис хорошо утоляет голод, оттеняя простой вкус салатов, остроту капусты. Суп делает тарпезу гармоничной и законченной. Никаких продуктов животного происхождения – в отличие от буддийских монахов, например, в Таиланде, корейские – абсолютные вегетарианцы.

 “Лук и чеснок также не используется в приготовлении монастырской еды из-за резкого запаха”, – сообщил Поын. Во многих учениях буддизма в Китае и Вьетнама также придерживаются такого правила из опасений того, что лук и чеснок будят чувства, которые наоборот должны пребывать в покое.

 Теперь, когда миски остаются пустыми, в первую, где был рис, наливают совсем немного воды. Почему, стало ясно немного позднее. Взяв палочками оставшийся ломтик редьки, им следует протереть дно миски и не оставить на нем ни одного зернышка риса.

Из вымытой таким образом миски воду сливаем туда, где был суп и проделываем ту же очистительную процедуру, помогая ломтиком редьки. Далее очередь доходит до миски, где были вспомогательные блюда, и воду с остатками пищи всех трех мисок нужно выпить и заесть ломтиком редьки.

Вот почему не стоило наливать изначально слишком много воды.

 Затем в миски переливают оставшуюся воду в самой маленькой из них, но выпивать ее уже не потребуется. Она используется для ополаскивания посуды и рук. Для этого каждая миска протирается ладонью с водой, и ее потом сливают в ведро – она пойдет потом на полив растений.

 Белой салфеткой протирают руки, палочки для еды и ложку, все четыре миски. Трапеза заканчивается. Все миски следует сложить беззвучно, беря их большими пальцами изнутри. Как и вначале, недопустимы никакие звуки и шум. Ничто не должно нарушать спокойствия внутри зала.

 Сложенные одна в другую миски кладут на полоску свернутой ткани и накрывают крышкой. Сверху укладывают салфетку и конверт с палочками для еды и ложкой. Концы материи совмещают сверху и завязывают узел в строгом порядке.

 Трескучий хлопок бамбуковой палки о ладонь монаха Поына возвещает об окончании трапезы. Все ее участники переходят в соседнее знание для церемонии чаепития.

 В отличие от приема пищи, она сопровождается разговором с монахом – ему можно задать вопросы о сути учения Будды, о жизни в монастыре и получить ответы. Сразу скажем, что чайная церемония в Корее совсем не похожа на японскую, где поглощение отвара из чайных листьев превращено в искусство. Тут все просто и даже без чайных листьев.

 Помогать монахам готовить еду и заваривать чай приходят тётушки из местных деревень и даже из города Йоджу. Они не монахини, у них есть семьи и обычная жизнь. Но они исповедуют буддизм и добровольно содействуют жизни общины, совершая тем самым благие поступки.

 Они пояснили, что чай заварили из измельченных листьев лотоса. По легенде, храм Силлыкса построен на том месте, где был лотосовый пруд и жили в нем девять драконов, улетевших в конце концов на небо.

Лотос – главный цветок в буддизме и очень символичный, поскольку ему удается оставаться чистым, поднимаясь из болотной грязи.
 
Участники чаепития устраиваются на полу вдоль стен зала, также как и во время трапезы.

Перед каждым салфетка с рисунками цветка цикория и надписью, гласящей: “Ароматно с хорошими мыслями”. На каждую такую салфетку тетушки поставили плошку с едва сладкими рисовыми клецками “тток” и кукурузными чипсами.

 Заварку разлил сам Поын по чашкам без ручек и подал гостям. Лотосовый чай оказался мягким напитком со слабовыраженным вкусом. За чаем монах рассказал о распорядке дня. Подъем в 3.40 утра, отбой в 21.30. В течение дня – медитация и поклоны у алтаря, уборка территории храма, изготовление бумажных цветов лотоса, церемонии приема пищи, которая была подробна описана выше.

koryo_reporter1

Источник: http://venividi.ru/node/12623

Фоторепортажи, кулинария и события. Творчество, искусство и психология

Добро пожаловать в блог-портфолио

Уважаемый Алексей Вячеславович! Очень просим Вас повлиять на директора фирмы Иванова А.С., расположенной в кинотеатре (Горизонт).

Он самовольно без приказа администрации распилил все поваленные деревья после урагана и даже выкорчевал пни без разрешения и согласования отдела подземных сооружений. Вдруг под пнями находится кабель или военный объект, ведь кинотеатр (Горизонт) находится рядом с министерством обороны.

Спиленные обрезки деревьев он увез в неизвестном направлении, а это ценная древесина- липа – из нее делают сувениры. А они,… Читать далее »

Две сестры остались без мужей, зато по сыну на руках у каждой. Оба мужа сказали на прощанье, что сестры к ним сами потом приползут. Чтобы ползли побыстрее, никаких алиментов платить не стали. Старшая была хотя бы при работе и общежитии, а у младшей вообще ни кола ни двора.

И руками делать мало что может. Так и жили вместе какое-то время, старшая чем могла помогала младшей, хотя сама практически бедствовала. Каждый день ломали голову, на какие шиши детей кормить. Прошло почти двадцать лет. У младшей крупная сеть не скажу чего. И масса идей на…

 Читать далее »

Сегодня пришли вести о моей прошлой, безумной любви. У него родился сын. Начну с самого начала. Познакомила нас моя подруга. Он сразу сказал, что женат и имеет маленькую дочь, я тогда фыркнула и сказала : – Ты не в моем вкусе!!! Посмеялись, посмеялись и начилось.

Кафешки, шоколадки, подарочки, кино… Сама думала, что мы просто друзья, – ошибочное мнение! Девушки не могут дружить с парнями. Сама не знаю когда точно влюбилась, но первый поцелуй дарила уже любя,безумно! Потом позже была ночь. Привязалась к нему очень сильно. Потом через пару месяцев…

 Читать далее »

Но всегда полезно знать свой истинный статус, чтобы принять правильное решение и не прождать зря.

Если парень темнит и водит тебя за нос, потому что ты — милая, славная и неплохой вариант, но он хочет журавля в небе, а тебя держит на случай, если не удастся его поймать — то это можно вычислить. И вывести его на откровенный разговор. Он приглашает тебя куда-то в последнюю минуту.

Иногда это звучит так: «Милая, мы тут с ребятами сидим в кафе, присоединяйся!» Что означает: он не считал дни до встречи, а просто почувствовал, что было бы неплохо… Читать далее »

Она сразила меня наповал своей неподдельной наивностью. Желая встретиться, никогда не говорила об этом напрямую, а придумывала невинные хитрости, типа — посмотреть на её новую блузку, сумочку или её новые фотографии. Такие женщины сильно распускают мужчин.

Ты уже знаешь, чувствуешь, что она твоя, и никуда от тебя не денется. Но расставаться с ней не хочешь. К ней всегда можно вернуться. Она тебя любит. Поэтому поймет и простит. У неё есть главное качество – верность мужчине, с которым она встречается. Она не умеет вести себя по-другому. Ей,…

 Читать далее »

Заехал недавно друга Витю на работе попроведать вечерком. У него своя конторка по производству мебели. Хотя уже не конторка, а крупная компания. Начинал он ее создавать сам, лет так 5 назад. Он как главная производственная сила, да жена бухгалтером и по поиску заказов.

Сидели сначала в подвале каком то, из инструментов одна отвертка. Крутились как бешеные, несмотря на все подковырки знакомых. Ни отпусков тебе, ни нормальных выходных. Встретиться с Витей можно было только на работе, по моему мнению, он там и жил и ночевал. Потом в долги он залез…

Читайте также:  Национальные блюда бурятии - что составляет их основу?

 Читать далее »

Если тебе около 30 и ты свободна, в твоей жизни обязательно возникнет он: тот самый момент, когда тебе позвонит или напишет бывший и скажет «Давай встретимся!». Но проблема в том, что встречу он предлагает вовсе не тебе, а той девочке, с которой был рядом 10 лет назад.

Да, он действительно не понимает, что ты давно не та. Когда у моих родителей появился свой персональный компьютер и главная для их возраста социальная сеть, в которой они мигом нашли всех одноклассников, из комнаты с неделю доносились фразы о том, что Петька с последней парты уже не…

 Читать далее »

– Зачем ты пришел? – Потому что ты звал меня. – Hо я не звал тебя. – Hет, звал. Иногда, для того чтобы позвать меня, нет необходимости произносить слова. – Как это. – Достаточно просто очень захотеть, и я приду. – Да, я очень хотел, чтобы ты пришел. – Вот видишь.

– Hо все равно, как ты узнал? – Я почувствовал. – Ты можешь чувствовать? – Да, за бедностью формы зачастую скрывается кладезь содержания. Вещи на самом деле не такие, какими мы их видим. Суть скрыта внутри вещей, простым взглядом ее невозможно познать.

– Какие же они на самом деле? – Этого не знает никто…. Читать далее »

Ой, девка, повезло тебе в жизни – за обманщиком-то замужем быть. Ведь он тебя, дуру, бережет. Душу свою бессмертную на фантики меняет, чтобы тебя не тревожить. А на это мало кто готов, они же всё норовят по правде да по-честному. Придёт такой вечером домой, лица нету, и молчит.

Час молчит, два молчит, а потом возьмёт, да и вывалит всю правду на стол, как орехи. Целую гору орехов, круглых и твердых: захочешь разгрызть – зуб сломаешь, а кинешься убирать – рассыплешь. Раскатятся, разбегутся по полу так, что шагу ни шагнуть, гляди того наступишь. И через…

 Читать далее »

Страница 1 из 3 77712345…102030…»Последняя »

Источник: http://oppps.ru/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%8F-%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D1%8C-%D0%B2-%D0%B1%D1%83%D0%B4%D0%B4%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BA%D0%BE%D0%BC-%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8B%D1%80%D0%B5.html

День из жизни буддийского монаха (утро)

Сейчас 2:30 ночи. Я зажег маленькую свечу, повесил москитную сетку и надел мантию. В нашей лесной заводи, расположенной на северо-востоке Таиланда, сейчас очень тихо. Я медитировал с 22:00 в своей крошечной хижине.

Узкая тропа через лес составляет 930 шагов, которые я уже много раз отсчитывал на своем пути к главному залу. Я направляю свет своего фонаря на несколько метров вперед во избежание встречи с коброй или гадюкой, которые могут оказаться на пути. Сегодняшнее утро довольно приятное, без проливного дождя и грязи.

Мой разум легок и свободен. Жизнь в лесу оказала на меня огромное влияние наряду с медитациями и 227 правилами буддиста. Основные правила, например, гласят: не убивать живых существ, никакого секса или мастурбации, не воровать, не лгать.

Второстепенные правила включают в себя такие вещи, как: не стоять при мочеиспускании, не собирать цветы, не уничтожать растения, не ломать растущие ветви деревьев, не копаться в земле, не касаться денег, не употреблять алкоголь и т.д. Я могу есть только то, что было предложено, и только один раз в день до полудня.

Всю пищу нужно съесть сразу утром, нельзя сохранять еду на потом. Есть нужно быстро.

Это жизнь, состоящая из зависимости и дисциплины. И она оказала на меня большее влияние, чем я мог предположить. Это по-настоящему заставляет отказаться от тех сильных желаний, которые ослепляли меня в прошлом, и довольствоваться более утонченными вещами, находящимися на расстоянии вытянутой руки.

Я продолжаю идти сквозь ночь к главному залу. Лающий олень резко вскакивает рядом и скрывается в джунглях. Я смотрю спокойно и внимательно, без страха, который больше не преследует меня. Сдвиги в сознании, обусловленные медитативной практикой, подавили мой страх.

Чуть впереди в лунном свете я увидел зал для медитации. Моя работа заключается в том, что я звоню в колокол в 3:00, объявляя сообществу, что настало время встретиться.

Я поднимаюсь на платформу с колоколом и замечаю в соседней яме череп, оставшийся от вчерашней кремации. Похоже, он улыбался в лучах тлеющих угольков.

Я позвонил в колокол традиционным образом, который не менялся на протяжении 2500 лет, со времен Будды.

Я зажигаю свечи в зале и нахожу место на цементном полу. Я занимаюсь медитацией. Вскоре приходят остальные монахи и монахини и занимают свои места. Мы медитируем до тех пор, пока не начинаем видеть линии на своих ладонях в пробивающемся свете, после чего надеваем свою верхнюю церемонную одежду и отправляемся в близлежащие деревни за милостыней.

Я присоединяюсь к небольшой группе монахов, которые направляются на восток к восходящему солнцу.

Мы проходим через множество рисовых полей с большим количеством змей, как в воде, так и на берегу, вытягивающих свое тело и высовывающих язык, чтобы почуять приближение живых существ.

Манго и банановые деревья, запятнавшие ландшафт, напоминают плавающие красные шарики на горизонте, которые приветствуют нас. Все вокруг мирно и спокойно под стать монахам, идущим в тишине, сосредоточившись на своей медитации.

Наш 4-километровый путь пешком до деревни начинается в лесу среди орхидей и всякого рода цветов. Красочные птицы резвятся на деревьях, а большие ушастые белки деловито снуют по земле. Из бамбуковой рощи и больших папоротников сочатся трели различных пернатых, и резкие запахи джунглей сопровождают нас, пока мы не выйдем на рисовые поля.

Затем наш путь следует вниз по узким переулкам, огороженным с обеих сторон.
Буйвол местных сельчан бросает осторожный взгляд и досадно опускает голову, когда мы приближаемся. Может быть, наше присутствие напоминает им, что скоро им нужно будет отправляться на рисовые поля для начала очередного трудового дня. Может быть, им не нравится наша оранжевая одежда.

Но факт в том, что они не любят монахов.

Деревни кипят жизнью. Собаки со страшными шрамами на теле и отсутствующими ушами выживают на улице, многие заражаются бешенством.

Улыбающиеся матери стоят за пределами своих хижин, и купают своих детей, обливая их ведрами холодной воды.

Жители деревни на мгновение прекращают свою деятельность, складывая руки возле груди, когда мы проходим рядом, в знак уважения к людям, которые посвятили свою жизни высшим идеалам.

Однажды я засмотрелся на одну из матерей. Она была очень счастлива в тот момент. Кого во всем остальном мире в этот момент можно назвать более удовлетворенным жизнью человеком, чем эту обычную жительницу деревни со своим ребенком? Может ли богатство или власть стоить больше, чем то счастье, которое она испытывает в этой маленькой деревне?

Мои ноги окончательно загрубели, поэтому куски острого гравия в деревнях больше не причиняют мне боли. Для этого потребовалось много месяцев. Это был хороший год для сельчан. В своей чаше на маленькой площади я нахожу несколько фруктовых напитков. Мы возвращаемся в зал со своей едой и раскладываем ее перед собой. Это будет наш единственный прием пищи в течение дня.

Жители деревни сидят в центре зала, внимательно наблюдая. Мы сидим, скрестив ноги, и выражаем благодарность за полные чаши, стоящие перед нами. Некоторые жители предлагают дополнительные продукты питания. Я стараюсь не смотреть слишком пристально на то, что они предлагают.

Затем я все это смешиваю вместе, стараясь чтобы не было видно насекомых случайно попавших в мою миску. Жители стараются прокормить своих монахов и монахинь, предлагая нам свою лучшую еду, богатую дефицитным белком.

Они смотрят на нас, как на свои идеалы, и я чувствую огромную ответственность по оправданию их ожиданий.

После еды мы выходим на улицу и моем посуду, оставляя ее на солнце в течение нескольких минут.

Перекидываемся несколькими словами друг с другом и затем отправляемся по своим хижинам для проведения оставшейся части утра и начала дня. Это время, когда я предпочитаю вздремнуть.

Поэтому я могу сидеть в медитации большую часть ночи. Ночью более прохладно, и я обнаружил, что моя медитация получается более сосредоточенной в предрассветные часы утра.

Продолжение…

Источник: http://vidabonito.ru/samorazvitie/den-iz-zhizni-buddijskogo-monakha-utro/

Как живут маленькие буддистские монахи

Если вы считаете, что монах в буддистском монастыре – это обязательно почтенный старец, ступивший одной ногой в нирвану, то мы расширим горизонты ваших представлений рассказом о том, как живут самые юные последователи учения Будды.

Damir Sagolj, Reuters

Посвящение в послушники в буддизме начинается с бритья головы. В старинном монастыре Shin Ohtama Tharya, что вблизи Янгона, бывшей столицы Мьянмы, ждущие своей очереди на лишение волос ребята хранят то ли почтительное, то ли стеснительное молчание.

После этой процедуры они будут уже не просто мальчишками, а настоящими буддистскими монахами. Правда, не навсегда – в зависимости от желания родителей, они проведут за стенами монастыря от нескольких звонких дней до множества долгих месяцев.

Здесь считается, что каждый буддист должен побывать в монастыре два раза: сперва недолго, будучи юношей в возрасте от 10 до 20 лет, затем уже в любом возрасте, оставшись монахом навсегда.

И если второму условию следуют далеко не все (на шестьдесят миллионов населения Мьянмы из которых почти 90% – буддисты, численность монахов составляет «всего» полмиллиона человек), то первое является, как минимум, желательным.

Damir Sagolj, Reuters Damir Sagolj, Reuters

В маленькие послушники принимают не только в монастырях вокруг духовного центра страны (в Янгоне находятся такие святые для буддистов реликвии, как, например, огромная золотая ступа Шведагон, ступа Каба Эй, статуя лежащего Будды в павильоне Чаутхачжи пайя, ступа Суле с драгоценным волосом Будды), но и по всей стране, и за её пределами. Можно сказать, что монашеское удаление от мирской жизни для юных буддистов является своеобразным нахождением в детском лагере отдыха. Дни в стенах монастырей и за их пределами для маленьких монахов проходят примерно одинаково, существенно отличаясь от быта и досуга их взрослых «коллег». С последними мальчишки и юноши встречаются только в классах для занятий – в остальное время надсмотр за самыми маленькими послушниками осуществляют старшие товарищи, по каким-то причинам не попавшие в монастырь в свои десять лет. В учебных аудиториях послушникам рассказывают не только о пути Будды, но и читают курсы из школьной программы – монашеский статус не отменяет для мальчишек необходимости черпать знания не только о религии. Более того, занятия включают в себя очень важную для здешнего монашества составляющую социальной ответственности – буддистские монахи играют важную роль в гражданском обществе Мьянмы ещё с тех времён, когда страна носила название Британской Бирмы, после именно они организовали сопротивление в период военной хунты. И идеологическое, гражданское воспитание будущего поколения – миссия именно монастырей.

Damir Sagolj, Reuters Soe Zeya Tun, Reuters

Но не только получением знаний единым живут день за днём маленькие буддистские монахи. Их будни также складываются из простых насущных дел и несения монашеской службы.

Для того чтобы накрыть скромный монашеский стол (в пищу идут привычные для Мьянмы рис, лапша, курица, экзотика вроде воробьёв и насекомых, всё это запивается чаем), продукты следует сначала собрать.

Традиционно рацион формируется из того, что жертвуют монахам местные жители, и маленьким послушникам вместе со взрослыми монахами приходится стоять с корзинами у стен монастырей, воздавая благодарность жертвующим пищу благословлениями.

Это, а также приготовление пищи, мытьё посуды, уборка территории монастыря – ни в коем случае не проявления своеобразной “дедовщины”, а важные элементы буддистского принципа полного вовлечения в действия. Всё оставшееся время уходит у мальчишек на медитации и монашескую службу –  послушники, например, ответственны за звон второго по величине колокола мира, знаменитого бронзового гиганта, установленного два столетия назад в городе Мингун, что близ Мандалая.

Soe Zeya Tun, Reuters Soe Zeya Tun, Reuters

Если времяпрепровождение юных буддистских монахов в монастырях Мьянмы можно сравнить с отдыхом в пионерском лагере, то в соседнем Таиланде оно ассоциируется с детским лагерем отдыха и оздоровления.

Даже организуется все иначе: здесь при монастырях находятся так называемые медитационные центры, в которые принимают всех желающих на какой угодно срок. Дети в них попросту проводят свои летние каникулы.

И далеко не только мальчики (хотя юных послушниц с первого взгляда сложно отличить от юных послушников – головы при приёме здесь бреют вне зависимости от пола). Несмотря на название, быт и правила в подобных центрах мало чем отличаются от монастырских.

Читайте также:  Конфуцианство - философское учение поднебесной

Разве что питание у них серьёзно отличается в лучшую сторону: на столе можно найти даже японские суси или, например, сладкие десерты, которые являются непозволительным излишеством для взрослых монахов.

Damir Sagolj, Reuters Damir Sagolj, Reuters

А вот от мытья посуды после каждого сеанса принятия пищи, уборки помещений и прочих насущных повседневных дел маленьких буддистов никто не освобождает.

За этим и, разумеется, постоянными медитациями и проходят дни каникул в таиландских медитационных центрах при монастырях. И детям как в Таиланде, так и в Мьянме (не говоря уже об их родителях), такое времяпрепровождение приходится вполне по вкусу.

Во всяком случае, поток желающих стать маленькими монахами в этих странах не ослабевает, даже несмотря на то, что достижения нирваны никто не обещает, а вот с кудрями расстаться придётся обязательно.

В Южной Корее за такое даже борются – всего десять ребятишек могут попасть в ранг монахов сеульского монастыря Jogye на две недели в честь Дня Рождения Будды.

Soe Zeya Tun, Reuters

Источник: http://www.restbee.ru/guides/ekskursii/kak-zhivut-malien-kiie-buddistskiie-monakhi.html

Жизнь в буддийском монастыре

В таких странах, как Лаос, Камбоджа, Таиланд, Бирма и Шри-Ланка, распространено буддийское направления Тхаравада

Каждый буддийский храм, является монастырём. В Таиланде, Камбодже и Лаосе, эти храмы-монастыри, имеют название Ват. А так, как в ватах служат монахи, они там живут.

Каждый мужчина, хотя бы раз в жизни должен отслужить при монастыре, в самом разном возрасте, начиная с шести лет

Детей отдают в монастырь, чтобы приучить мальчика к буддийской жизни, работе в коллективе и бытовым трудностям. Также в случае если у родителей не хватает денег на обучение ребёнка, его отдают в монастырь, как в школу-интернат.

Для “поселения” в монастырь, будущему монаху, нужно приобрести комплект одежды и чашу для подаяний. Всё остальное, монах будет получать от населения.

Питаются монахи, за счёт подаяний. Подаяние еды, происходит рано утром, в шесть часов. Монахи берут чаши, и идут по городу или деревне, по улицам и переулкам, где их уже ожидают люди.

По традиции, монахи идут за подаяниями босиком, но в больших городах, этой традиции, придерживаются не все

Монах или группа, подходят к мирянам, которые стоят босяком или на коленях.

Люди кладут в чашу еду, становятся на колени и наклоняются низко, отдавая уважение монахам. Монах читает мантру-молитву за подавшего.

Еда бывает самая разная, зависит от места, статуса монаха и платёжеспособности подающего. В первую очередь, это рис, также в рационе, попадаются яйца, мясо и фрукты.

В городе, особенно в столице или в важном и часто посещаемом храме, монахи живут намного лучше

Кроме еды, монахам подают наборы личной гигиены, обувь или одежду, напитки и прочие нужные вещи.

Просыпаются жители монастыря в пять утра. Принимают душ, идут на молитву, только потом за едой.

После принятия подношений, возвращаются в храм, распределяют еду, если питание коллективное и завтракают.

Если же монах собирает еду в одиночку, то он ест один или относит часть старшему монаху.

После завтрака, юноши отправляются на учение, старшие монахи занимаются полезными делами на территории монастыря или за его пределами.

В двенадцать, у монахов обед, и это последний приём пищи за день. В некоторых регионах, есть запрещено после двенадцати, в других после часа дня.

Такое строгое правило существует с древних времён, но в наше время, монахи придумали, как не нарушать закон и не оставаться голодным.

После двенадцати нельзя есть, но можно пить. Монахи пьют молоко, соки, кокосовое молоко, соевые напитки и разнообразные шейки.

После обеда, монахи собираются вместе читают мантры и медитируют. Кто-то, проводит ритуальные обряды, культурно-массовые мероприятия. После вечерней молитвы, в шесть-семь вечера, у монахов свободное время.

В бедных районах, монахи живут спартанской жизнью, у них нет ни телевизора, ни холодильника. В развитых регионах, у монахов есть все блага цивилизации, от водопровода, до телевизоров, кондиционеров и интернета.

Живут монахи, в домиках, на территории монастыря

В виду того, что комаров много, а стены “прозрачные”, в комнатах много москитов. В джунглях, нередко встречается малярия и лихорадка денге, поэтому, все спят под москитными сетками.

У буддийских монахов есть перечень запретов. Чем выше статус, тем больше запретов

Самыми важными запретами, которые касаются всех монахов, является запрет на прием пищи после обеда, запрет на убийство любого живого существа, запрет на употребление алкоголя.

Также, во время монашества, послушники и монахи не могут касаться женщин (даже сестры или матери)

В ватах, среди монахов, есть иерархия. На самой нижней ступеньке, стоят послушники. У послушников, меньше всего запретов.

В монастыре, младший делает то, что ему укажет старший и еда распределяется, тоже по старшинству

Послушники живут такими интересами, как и их друзья за пределами монастыря, они смотрят фильмы, качают музыку и даже расклеивают плакаты на стенах.

В двадцать лет, послушник проходит обряд посвящения в монахи, который празднуют всем монастырём и на который могут приехать родители. После этого, он становится полноправным монахом и его уважают все послушники. Но, и запретов у него больше.

Если мужчина приходит в монастырь в зрелом возрасте, значит в его жизни, произшло важное событие

Кто-то уходит в монастырь, после свадьбы, на два-три месяца, кто-то после окончания университета. Многие мужчины уходят в монастырь, после смерти одного из родственников. В зависимости от эмоционального состояния, срок может быть пол года/год.

Ват- это место где собираются разные слои населения и разные категории людей. В одном монастыре, могут жить бывший военный, врач, преподаватель университета, студент, убийца и полицейский, крестьянин и министр.

Естественно, министр не будет жить в бедном деревенском вате, а бедный крестьянин, не устроится в известный монастырь

В любой момент, каждый монах, может покинуть монастырь по своему желанию, а потом вернуться. В случае, если статус высокий, монах уже не займёт свою предыдущую ступень.

Источник: https://craft4me.com/magic/post/1321020/

[:RU]Кормление буддийских монахов ранним утром[:] – Terraoko – мир твоими глазами

[:RU]Эстетическим шоком в хорошем смысле этого слова было все, с того момента, как мы увидели озеро. Но раннее утро было чем-то особенным. Вообще Инле – рай для пейзажных фотографов, солнце еще не встало, а на улице уже светло, светло задолго до того момента, как первые лучи солнца появятся из-за верхушек невысоких гор, окружающих озеро.

Такая же ситуация с закатом, еще где-то час после захода солнца на озере светло и можно снимать.

Я никогда не снимал пейзажи, меня всегда больше интересовали люди, и тут, увидев, что уже светло, натянул штаны, обулся, схватил камеру, без сумки, просто так в руки, побежал через поле в соседнюю деревню с надеждой застать монахов, которые каждое утро собирают еду у местных жителей.

Этот процесс, так называемого кормления монахов, сохранился далеко не во всех странах, считающихся буддийскими. При том, что это не просто традиция, для меня это важнейший показатель того, что религия в стране сохранила свое содержание, а не превратилась в красивый ритуал, лишенный смысла.

Монахи зависят от той еды, которую им дают местные жители, это дает правильное мироощущение монахам, что очень важно. Это возможность для местных жителей жертвовать и заботиться о монахах.

Это теснейшая связь между религией и простыми жителями, поддерживаемая каждый день и передающаяся от родителей к детям.

Я думаю, многим из наших церковных служителей было бы полезно пройтись ранним утром босиком по домам своих прихожан, собирая еду, и понимая, что от этого зависит, будет у них сегодня пища или нет. Но это уже мечты и отступления…

От бунгало, в котором мы жили, до деревни около километра через рисовые поля. В этот момент я вдруг резко понял пейзажных фотографов, когда вокруг такая красота не снимать невозможно.

И как-то для себя само-собой решилось, что в следующую поездку я потащу с собой штатив, градиентные и прочие фильтры… опять же не столько ради результата, сколько ради процесса, который сродни медитации. Особенно, когда кругом так красиво.

Хочется не просто передать увиденное, но выразить свое отношение, признаться в любви к окружающему миру.

Вот эти мои размышления были грубо прерваны укусом комара. Именно на рисовых полях их больше всего, даже, когда уже рассвело. А малярию никто не отменял, и лишний раз рисковать здоровьем, даже ради такой красоты, как-то не хотелось. Поэтому бегу я через рисовые поля, подпрыгивая и отмахиваясь от комаров, периодически, щелкая затвором.

Примерно в таком виде я и прибежал в монастырь. Нужно сказать вовремя. Монахи как раз выстроились в линейку, чтобы идти за едой. Мое появление явно привлекло к себе внимание. Причем почти магическое.

Я для них явно был чем-то экзотическим, да еще с дурацкой счастливой улыбкой на лице. Заставить хоть кого-нибудь из молодых монахов отвести взгляд от меня и фотоаппарата было практически невозможно.

Но мое появление никак не повлияло на распорядок их жизни, и в назначенный момент, разделившись на две части, монахи ушли в деревню за едой. Тут меня ждало еще одно открытие. Со стороны казалось, что монахи идут очень спокойно и расслаблено. И это действительно так.

Но скорость, с которой они передвигаются очень высокая. Пытаясь обогнать их, чтобы сфотографировать идущих спереди молодых монахов, мне приходилось почти бежать, что немало их веселило.

Вообще в монастырь может уйти почти любой желающий, часто на время, чтобы отрешится от страстей и проблем, привести в порядок душу и сердце, обрести гармонию перед важным событием в жизни. Я слышал, что есть монастыри, в которые могут прийти и европейцы. Для детей же монастырь часто оказывается чем-то вроде духовной школы. Это еще раз показывает тесную связь религии и жизни простых людей.

Религия это не материальное понятие. Ее качество нельзя увидеть, потрогать, оценить привычными нам методами. Можно только почувствовать. Приходишь в монастырь и ощущаешь собственную гармонию, мир в душе, легкость и радость. Это так просто, и так сложно бывает прийти к этому в обычной жизни.

В Мьянме я ощущал это очень во многих монастырях. Ведь буддизм это одна из трех мировых религий, и при всех различиях с близким нам христианством, по сути разница не так уже велика.

Вряд ли такое возможно в какой-нибудь африканской или другой языческой стране. Возможно, именно поэтому подсознательно я выбираю для поездок страны, в которых исповедуют одну из мировых религий.

И уже давно никак не могу решиться на Африку и Индию.

На обратном пути я встретил пожилого европейца из нашего отеля, он приехал с женой, а сейчас, так же как и я, в одиночестве вышел пройтись до деревни и обратно. На вид ему было лет 70, но держался он отлично.

Первые лучи солнца уже показались из-за гор. Мы поздоровались, он подмигнул мне, как будто знал какую-то тайну, известную только нам двоим в целом мире, и пошел дальше. А я пошел назад в отель. Принял душ. Переоделся.

И пошел наслаждаться завтраком с видом на озеро.

Источник: http://rider7.livejournal.com/49088.html[:]

Источник: http://terraoko.com/?p=13940

Ссылка на основную публикацию