Биография агвана доржиева – наставника далай-ламы xiii

Биография Агвана Доржиева – наставника Далай-ламы XIII

Биография Агвана Доржиева - наставника Далай-ламы xiii

Здравствуйте, уважаемые читатели! Сегодня мы расскажем вам об удивительном человеке, религиозном философе, подвижнике в просвещении, прогрессивном общественном деятеле и дипломате.  Его зовут Агван Лобсан Доржиев.

Бурятский лама является одной из центральных фигур в буддийском сообществе прошлого столетия. Но и в наши дни биография Агвана Доржиева интересна политикам, историкам, религиозным и общественным деятелям.

Начало жизненного пути

Дата рождения Доржиева указывается по-разному, 1853 или 1854 год. Родился он в улусе Хара-Шибирь, который принадлежал Хоринской степной думе в Бурятии. Заметим, что это место впоследствии дважды посетил Далай-лама XIV.

До 18 лет Доржиев был писарем в канцелярии думы, имел семью. Затем он решил посвятить себя духовной деятельности.

Она началась с пребывания послушником в Шолотском дацане в Бурятии, а затем будущий лама отправился в паломничество в монгольские земли и Тибет. За границей обучение началось в Урге (сейчас Улан-Батор) и было продолжено в Лхасе, столице Тибета.

В Гоман-дацане монастыря Дрепунг, имея высшую монашескую степень – гелонг, Доржиев в 1888 году, в двадцатипятилетнем возрасте, защитил ещё и высшую степень по буддийской философии – хларампа. Это было блестящее религиозное образование. 

Доржиева назначили наставником Далай-ламы XIII, наряду с ещё шестью учителями. Они обучали молодого Далай-ламу цанниту – философии, литературе. 

Доржиев выполнял роль цэншапы – партнёра юного тибетского лидера по диспуту. Благодаря этому они сблизились и подружились.

Также Доржиев занимал пост цаннит-хамбо. В его обязанности входило организовывать диспуты среди представителей дацанов от самых больших лхасских монастырей:

Политические интриги

В XIX веке в Тибете значительное влияние на местную политику оказывали китайцы, представители династии Цин. От них зависело, кого изберут на должность Далай-ламы или Панчен-ламы.  Они же влияли и на назначение регентов несовершеннолетних Далай-лам.

Далай-лама XIII Тхуптэ́н Гьяцо́ (1876—1933)

До Далай-ламы XIII, предыдущие четверо первосвященников были умерщвлены регентами, представлявшими интересы китайских амбаней (высших чиновников), ещё до совершеннолетия.

Но Далай-ламе XIII удалось избежать этой участи, так как по достижении совершеннолетия он со своим старшим учителем Пурбу Чжог Джампа Римпоче сумели поместить регента в монастырь.

Доржиев был выдвиженцем этого учителя, он пользовался его полным доверием. Пурбу Чжог Джампа Римпоче через три года умер. 

Так как Доржиев хорошо ориентировался в политической обстановке в России и Монголии, то он и стал политическим советником при Далай-ламе XIII и его доверенным лицом.

Сближение Тибета и России и международная деятельность

Но про родину бурятский лама никогда не забывал. Он содействовал путешественникам в Лхасу от Петра Бадмаева, который лечил семью императора.В благодарность за это, в конце позапрошлого столетия, Николай II пожаловал ему часы, украшенные вензелем.

Агван Доржиев после аудиенции с Николаем II. Большой Петергофский дворец, 1901 г.

В 1898 году произошёл исторический визит А. Доржиева в столицу России, как оглашалось, чтобы собрать деньги на учебное заведение при монастыре. Князь Э. Ухтомский устраивает ему аудиенцию Николая II. Местом встречи служит Петергоф.

Целью этой дипломатической миссии было:

  • Установление дипломатических отношений между Тибетом и Россией.
  • Назначение в Тибет русского консула.
  • Обсуждение просьбы Далай-ламы о строительстве в городе дацана, который мог бы быть тибетским представительством.
  • Налаживание письменного контакта с Далай-ламой.

Важность этой встречи была в установлении прямого общения между двумя столицами.

Через два года в Ливадии, возле Ялты, происходит вторая встреча Доржиева с императором. Этот двухлетний период ознаменовался множеством событий в жизни цаннит-хамбо:

  • он побывал в Париже для ознакомления с образом жизни и государственным устройством страны;
  • вернулся в Тибет и укрепил там прорусские настроения;
  • стал старшим хамбо;
  • ещё раз съездил в Европу.

Во Франции бурятскийлама занимался просветительской деятельностью: провёл первый в этой стране буддийское богослужение и выступление на тему буддийского учения.

Парижский Музей востоковедения Гиме принял желающих послушать его речь. Мероприятие посетило много известных лиц:

  • Александра Давид-Неэль,
  • Жорж Клемансо,
  • Иннокентий Анненский и другие.

Парижский Музей востоковедения Гиме

Последний выразил свои впечатления о хурале и о том, чему учил их лама, в своём стихотворении «Буддийская месса в Париже». Доржиеву помогали Буда Рабданов и Максимилиан Волошин, который сопровождал его в передвижениях по Парижу.

Вернувшись в Тибет, Доржиев, в связи с повышением по службе, участвовал в решении всех политических и религиозных вопросов, распоряжался финансами Тибета, отправлял молебны.

Он много ездил вместе с Далай-ламой по государственным делам и без него, выполняя дипломатические миссии от имени первосвященника, в страны:

  • Германию, 
  • Великобританию,
  • Китай, 
  • Россию, 
  • Индию, 
  • Монголию,
  • Цейлон,
  • Японию, 
  • Италию.

Во время второй встречи с русским государем Доржиеву пообещали, что Тибет будет взят Россией под защиту, если в Лхасе откроют русское консульство.  Впервые встреча была освещена в печати – газете «Журнал Санкт-Петербурга».

Но так как иностранцы были недопустимым явлением в Тибете, сторонам пришлось пойти на компромисс и условиться о создании тибетского представительства в северной столице.

Посольство Агвана Доржиева в Петербурге

Через год сюда прибывает уже целая делегация из Тибета. Доржиев остаётся в городе как официальный представитель Далай-дамы.

Участие в строительстве дацана в Санкт-Петербурге

Ещё в 1900 году представителю Далай-ламы XIII разрешили строить буддийский дацан в Петербурге. Но строительство храма Гунзэчойнэй начинается только в 1909 году. Доржиев решил возводить его в северной части города.

Для этого он приобрёл участок около 3000 м2 за 18000 рублей и первую партию стройматериалов. Строительством руководили учёные-востоковеды, а проект был разработан по тибетским архитектурным нормам.

Средства на постройку были пожертвованы лично Доржиевым и его руководителем, по 30000 и 50000 рублей соответственно, буддистами Калмыкии и Бурятии, монгольским Богдо-гэгэном VIII.

Храм завершили и освятили в 1915 году, но уже в 1913 году в нём состоялась первая буддийская служба, так как праздновалось 300-летие династии Романовых. Первым ширээтэ (настоятелем) дацана стал Агван Лобсан Доржиев.

Но службы на регулярной основе были прекращены уже в 1916 году, так как не хватало средств на поддержание деятельности. Монахам пришлось уехать из Петрограда.

Храм Гунзэчойнэй

Через три года, во время гражданской войны, дацан безжалостно разграбили. Исчезло множество ценных предметов интерьера, важные документы архива о политических связях России, Тибета, Китая и Англии, которые Доржиев собирал в течение 30 лет.

Деятельность в советское время

Несмотря на хаос и разруху, Доржиев смог отреставрировать святыню. Приспосабливаясь к возникшим условиям, он пытался наладить диалог с новыми представителями власти: В.И. Лениным и А.В. Луначарским.

Обсуждались вопросы свободы вероисповедания, культуры, их важности для укрепления государства и благоденствия его граждан.

Доржиев убеждал своих собеседников, что буддийское учение ближе к философии, чем к религии. Коммунизм и буддизм, подчёркивал он, близки тем, что каждый отвечает за общую цель.

В 1935 году, под предлогом борьбы с японскими разведчиками и диверсантами, буддийских монахов, бурятских просветителей и русских учёных-востоковедов начали преследовать. Последовали аресты и расстрелы.

А в 1937 году буддийская община при дацане прекратила своё существование. 85-летний Доржиев в это время находился в Бурятии.

Буддийская община храма

В ноябре его арестовали, а 29 января 1938 года он умер в тюрьме, в Улан-Удэ, не выдержав единственного допроса. Доподлинно неизвестно, где он похоронен.

Вклад в развитие буддизма в России

Бурятскийлама сделал немало для распространения буддийского учения в России. Краткое описание его деятельности таково:

  • открыл богословское учебное и высшее научное заведения в Калмыкии;
  • подарил послушникам религиозные книги Ганджур и Данджур, необходимые предметы для отправления ритуалов;
  • открыл образовательные учреждения и храмы в Бурятии и Калмыкии;
  • основал издательство в Санкт-Петербурге;
  • открыл типографию в Шулутском храме;
  • приспособил монгольское вертикальное письмо к бурятскому;
  • составил вагиндру – Агвановский алфавит, соотносящийся с русской транскрипцией.

Почитание памяти Доржиева в наши дни 

В Санкт-Петербурге

К 150-летнему юбилею бурятского ламы, в Санкт-Петербурге, на ограде Гунзэчойнэя со стороны внутреннего двора открыли мемориальную доску. К этой дате индийские монахи в монастыре Дрепунг Гоман разрушили мандалу. А в санкт-петербургском университете Роберт Турман прочитал лекцию.

В Бурятии

В Улан-Удэ имеется экспозиция «Агван Доржиев. Жизнь и деятельность», расположенная в Музее литературы Бурятии.

Агван Доржиев в последние годы жизни

В Иволгинском дацане один субурган носит имя этого ламы. В  Ацагатском храме находится Дом-музей Агвана Доржиева, изба из брёвен, перенесённая сюда из его родного улуса. 

В ней находится 1430 экспонатов. В 2000 году музею присвоен статус государственного.

Среди бурятских государственных наград с 2003 года есть медаль «Агван Доржиев». Она была учреждена по предложению Фонда Агвана Доржиева.

Заключение

На этом прощаемся с вами, друзья! Надеемся, информация оказалась интересной и полезной для вас. Поддержите блог — рекомендуйте нашу статью к прочтению в социальных сетях, если она вам понравилась.

Источник: http://o-buddizme.ru/lidery-i-uchitelya/agvan-dorzhiev

“Русский шпион” Агван Доржиев

Насколько тесно связаны судьбы России и Тибета? Есть ли историческая связь между политической практикой российской дипломатии начала XX века в отношениях с вассальными территориями Китая (Внешней и Внутренней Монголией, Восточным Туркестаном, Внешним и Внутренним Тибетом) и нынешней политикой России в защите своих стратегических интересов на Востоке?

Таков только самый общий перечень вопросов, которые возникают при знакомстве с деятельностью Агвана Доржиева. Человека, чье имя с начала 20-го века и до сегодняшнего дня привлекает внимание политиков, историков, религиозных и общественных деятелей.

Загадки сугубо частной  биографии Агвана Доржиева, причины того большого влияния на Далай-ламу XIII этого человека, относящегося к иностранцам (к ним тибетцы традиционно испытывали крайнее недоверие), скрытые пружины и обстоятельства его столь стремительного продвижения по иерархической лестнице в системе внутреннего управления в Тибете, а также то, с какого времени Доржиев являлся (и являлся ли вообще) агентом русского МИДа – все это является предметом отдельной статьи.

Пока же рассмотрим те события политической истории Тибета и России, которые связаны с деятельностью Агвана Доржиева в период с 1898 года по 1914 год.

То есть, с того момента, когда Далай-лама XIII, достигнув своего совершеннолетия, сумел получить в свои руки реальную власть в Тибете, и до заключения в 1914 году в индийском городе Симла англо-китайской конвенции, в которой признавалась автономия Внешнего Тибета.

Этими двумя датами ограничивается во времени деятельность Агвана Доржиева как дипломатического представителя Тибета в России.

Операция “Преемник”

Итак, 1898 год. В этому времени Агван Доржиев был в возрасте 35 лет.

Уже десять лет он находится в ближайшем окружении Далай-ламы, входя в число семи учителей первосвященника, обучавших его по программе цаннита.

В то же время он формально занимает должность цаннит-хамбо, распорядителя совместных богословских диспутов семи цаннитских (философских) дацанов крупнейших монастырей Лхасы – Брайбун, Галдан и Сэра. 

За десять лет до этого, в 1888 году, Доржиев, имея уже высшую степень монашеского посвящения – гелюна, получил и высшую ученую степень – лхарамбы. Эти его личные продвижения в иерархии тибетских монастырей (по некоторым версиям, благодаря деньгам русского МИДа) совпадают по времени с возвышением Доржиева во дворце Потала, резиденции Далай-лам.

Напомним, что с 1805-го по 1875-ый год в Тибете сменилось четверо Далай-лам. Все они не доживали до своего совершеннолетия и умерщвлялись правящими регентами – ставленниками китайских амбаней.

Амбани были представителями Цинской монархии в Тибете.

Формально они занимались лишь делами китайских переселенцев, фактически же играли определяющую роль в избрании Далай- и Панчен-лам, а также в назначении регентов при малолетних Далай-ламах.

на фото: Далай-лама XIII

В 1898 году Далай-лама XIII достиг своего совершеннолетия.

В возрасте 21-го года Нгаванг Лобсанг Тхуптэн Гьяцо (имя главы Тибета) сумел при помощи своего старшего учителя Пурбу Чжог Джампа Римпоче, выдвиженцем которого был и Агван Доржиев, нейтрализовать регента и заключить его в монастырь. Таким образом, Далай-лама XIII получил всю полноту духовной и светской власти в Тибете, избежав участи своих предшественников.

Читайте также:  Природа ума в буддизме - в чем она заключается?

К моменту резкого укрепления положения Далай-ламы его учитель Пурбу Чжог Джампа Римпоче был в преклонном возрасте (он умер три года спустя, в 1901 году) и не имел широкого представления о других странах.

Агван Доржиев же хорошо знал положение в России и Монголии и пользовался полным доверием самого Пурбу Чжог Джампа Римпоче.

Таким образом, Доржиев являлся первым после него претендентом на роль политического советника при Далай-ламе.

Между трех огней

В этот чрезвычайно важный момент в истории страны политическая воля верховного правителя Тибета и тибетского народа заключалась в стремлении к эмансипации от Китая и к преодолению искусственной изоляции страны. Напомним, тогда в Тибете действовали навязанные китайцами законы, согласно которым тибетским властям запрещалось иметь всякие отношения с иностранцами.

Тибет никогда не был центром притяжения стратегических интересов крупных держав.

Но его естественная воля к суверенитету в пику стремления Китая удержать его в своей зависимости совпадала со стремлением империалистических держав расширить сферу своего влияния.

В первую очередь это касалось Великобритании, желавшей путем увеличения территорий на границе с Индией, находящихся под ее протекторатом, закрепить за собой эту “жемчужину” своих владений в Азии. 

Россия имела аналогичные интересы по периметру своей границы с Китаем.

Общим для политики этих государств было то, что и в России, и в Великобритании, избегавших пока прямого столкновения между собой и непосредственного соприкосновения своих границ, огромным влиянием пользовались круги, проводящие политику территориального раздела Китая и поощрявшие сепаратистские  настроения в Монголии, Восточном Туркестане и Тибете.

В Тибете сторонники сближения с Англией практически не имели поддержки среди тибетского духовенства и чиновничества. Там хорошо знали о судьбе ближайших соседей (Непала, Бутана и Сиккима) окончательно подчиненных Англией во второй половине XIX века. Хотя в отношении Тибета у Англии были естественные приоритеты ввиду общей границы Тибета с британской Индией. 

Сергей Витте: мягкий вариант аннексии Китая

В самом Тибете глубокий интерес к России был связан с радикальными настроениями политической среды и самого Далай-ламы, надеявшегося добиться максимальной степени самостоятельности Тибета.

Такая самостоятельность казалась невозможной при усилении давления одной из крупных держав, с которыми Тибет имел опыт непосредственных отношений – Китая и Великобритании. Россия же могла рассматриваться как могущественный покровитель Тибета, имеющий там свои интересы.

При этом ближайший пункт русской территории был расположен в более 1000 милях от Лхасы. 

Агвану Доржиеву удалось убедить Далай-ламу в том, что русское правительство уделяет большое внимание и с уважением относится к интересам своих подданных буддистского вероисповедания и способствует процветанию буддизма в Российской империи. Усиление прорусских настроений в Тибете и сама деятельность Агвана Доржиева, направленная на установление русско-тибетских связей, стали возможными лишь благодаря интересу к Тибету, проявленному правящими кругами России. 

В чем же заключались подлинные причины возникновения этого интереса и как связано установление дипломатических связей России с Тибетом с общими направлениями русской политики на Дальнем Востоке? И кто являлся ключевыми фигурами этой политики?

на фото: Сергей Витте, премьер-министр России (1903-1906 гг.)

К началу 90-х годов XIX века относится начало строительства Транссибирской железнодорожной магистрали, которая должна была связать Европу с Тихим океаном. Сергей Витте, став министром финансов, проводил политику экономического освоения Дальнего Востока. В целях проведения этой политики по его инициативе был создан Русско-Китайский банк, председатель которого стал Эспер Ухтомский.

на фото: Эспер Ухтомский, князь

Витте, сосредоточивший в своих руках пружины и нити всей дальневосточной политики России, стремился к захвату дальневосточных рынков финансово-экономическими банковскими методами и выступал против прямых территориальных захватов.

Тибет наш?

В этот период в недрах русского МИДа в связи со строительством Транссиба возник план, конечной целью которого было присоединение к России значительной части Китая, включая Монголию, Восточный Туркестан и Тибет. Автор этого проекта Петр Бадмаев поставил вопрос о постройке железнодорожной ветки, соединяющий Транссиб с китайским городом Ланьчжоу, находящимся вблизи границ Тибета.

на фото: Петр Бадмаев

По мнению Петра Бадмаева, строительство этой железной дороги явилось бы ключом к Китаю, Монголии, Тибету.  «План Бадмаева» строился, как оказалось, на верном предположении о скором падении Циньской монархии в Китае.

Дипломат считал, что в этот момент Россия должна опередить западные державы и захватить значительную часть Китая.

Свои соображения Бадмаев изложил в своей записке Александру III “О задачах русской политики на азиатском Востоке”.

на фото: “План Бадмаева” по присоединению к России части Китая

В этих планах Бадмаев был поддержан Витте, несмотря на то, что министр финансов был сторонником более осторожной политики. Для осуществления этого масштабного проекта правительство выделило 2 миллиона рублей золотом для организации в Забайкалье предприятия под видом торгового дома, который и должен был вести подготовительную работу для присоединения Китая к России. 

11 ноября 1893 года в Петербурге был основан торговый дом “П.А. Бадмаев и К”, главная контора которого находилась в Чите. Витте в тот период поддерживал Бадмаева. По мнению Витте, установление сношений с Лхасой через торговый дом “Бадмаев и К” имело огромное политическое значение.

“Безобразовцы” и группировка Витте: кто кого?

Однако позже планы российского министра финансов изменились. После подписания в 1896 году по инициативе Сергея Витте международного контракта на строительство Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) в Маньчжурии предприятие Бадмаева стало мешать планам министра и могло создать конкуренцию проекту КВЖД. 

Петр Бадмаев был отстранен от участия в дальневосточных предприятиях Витте и в начале 1898 года примкнул к группировке Александра Безобразова (статс-секретаря Николая II), которая стремилась к самой широкой экспансии России на Дальнем Востоке.

Вокруг Безобразова объединились тогда великий князь Александр Михайлович, министр внутренних дел Вячеслав Плеве, наместник на Кавказе граф Илларион Воронцов-Дашков, министр императорского двора и уделов, контр-адмирал Алексей Абаза, князья Юсупов и Щербатов.

на фото: Александр Безобразов, статс-секретарь Николая II

на фото: великий князь Александр Михайлович (Романов)

“Безобразовцы” с самого начала выступали ярыми противниками Витте, его политики и постепенно складывающейся группировки Витте – Куропаткин – Ламсдорф (последние – ставленники Витте на постах военного министра и министра иностранных дел).

Обе группировки (Витте и Безобразова) в своей дальневосточной политике стремились к разделу Китая. Группировка Витте – к разделу сфер влияния банковского капитала и распространению русского влияния в Маньчжурии, группировка Безобразова – к прямому разделу территории Китая.

Все это оказывало непосредственное влияние на установление русско-тибетских отношений, которое проходило в русле активизации дальневосточной политики России. Последствия же установления этих отношений вышли далеко за пределы Дальнего Востока и находились в прямой зависимости от соперничества между Россией и Великобританией  в Азии.

Англичане узнали об Агване Доржиеве

Британии Тибет был нужен для проникновения во внутренние районы Китая, и со стороны Тибета у англичан было меньше соперников, чем со стороны восточного побережья Поднебесной империи.

Проникновению в Тибет же способствовала продолжительная граница с британской Индией и то, что у британской короны было большое количество подданных-буддистов в Непале, Сиккиме и Бутане (кстати, два последних королевства ранее в истории находились в вассальной зависимости от Тибета).

Поводом для активизации распространения английского влияния в Тибете стали сведения о русских интригах там. К этому времени относятся и первые официальные сообщения о встречах дипломатического представителя Далай-ламы с русским царем.

В 1898 году Агван Доржиев, отправившийся с дипломатической миссией из Тибета в Санкт-Петербург, при содействии князя Эспера Ухтомского добивается первой аудиенции у Николая II. Встреча произошла в Летнем дворце в Петергофе.

Вопросы, обсуждавшиеся на ней, касались перспектив установления дипломатических отношений, возможностей склонить Тибет в пользу России, посылки русского консула в Тибет и прямого письменного сообщения с Далай-ламой.

Эта встреча была важна тем, что начались прямые контакты между Петербургом и Лхасой.

В тот же приезд Агван Доржиев передал в русский МИД просьбу Далай-ламы о строительстве буддийского храма в Петербурге, который мог бы выполнять функции тибетского представительства.

Вторая встреча Агвана Доржиева с Николаем II произошла спустя два года. За это время цаннит-хамбо успел побывать с миссией в Париже, вернуться в Тибет, добиться окончательного укрепления там прорусской группировки, возведения себя в ранг старшего хамбо, а затем совершить повторную миссию в Европу. 

30 сентября 1900 года Агван Доржиев второй раз встречается с Николаем II. Встреча состоялась близ Ялты во дворце Ливадии. В ней принимали участие министр финансов Сергей Витте, военный министр Алексей Куропаткин, министр внутренних дел Владимир Ламсдорф.

Тогда же Доржиеву была обещана русская протекция в отношении Тибета при условии учреждения русского консульства в Лхасе. Об этой встрече впервые с начала контактов тибетцев с русскими представителями было сообщено в официальной печати, газете Эспера Ухтомского “Журнал Санкт-Петербурга”.

Агван Доржиев в Ливадии пытался доказать невозможность никакого иностранного представительства в Тибете. В результате был найден компромисс. Решено было открыть секретное русское консульство в китайском городе Да-цзян-лу в провинции Сычуань и тибетское представительство в Петербурге. 

Создание таких шпионских «диппредставительств» происходило на фоне англо-бурской войны, сосредоточения внимания Англии на своих африканских делах и боксерского восстания в Китае, которым воспользовалось русское правительство для активизации  своей политики в Маньчжурии и усиления группировки Витте в России. 

Через год после второй встречи, 23 июня 1901 года, в Летнем дворце в Петергофе Николай II принял уже официальную делегацию из Тибета. После этого Агван Доржиев остается в Петербурге в качестве официального представителя Далай-ламы, началось строительство первого буддистского храма в столице Российском империи. Вот что писали в июне того года русские газеты.

на фото: делегация Тибета в Петергофе (1901 год)

В свою очередь британская пресса отмечала, что наряду с этими “подозрительными миссиями” имела место “мрачная враждебность лам, их умышленная невежливость относительно нас (вице-короля Индии – С.Б.)”.

(продолжение здесь (Часть II)

Источник: http://asiarussia.ru/articles/16276/

Доржиев, Агван Лобсан

Агван Лобсан Доржиев (тиб. ངག་དབང་བློ་བཟང་; 1853 – 1938) бурятский буддийский ученый, религиозный, государственный и общественный деятель России, Тибета и Монголии. Инициировал постройку первого в Европе буддийского храма — Храма Калачакры в Санкт-Петербурге.

Биография и деятельность Агвана Доржиева

Агван Доржиев родился в урочище Хара-Шибирь Хоринской степной думы (ныне Заиграевского района Республики Бурятия) в семье бурята галзутского рода. До 18 лет жил на родине, служил писарем в канцелярии степной думы, обзавелся семьей и жил преуспевающим мирским чиновником.

В 18 лет Агван принимает решение всецело посвятить себя духовной деятельности и отправляется в Тибет на учебу в знаменитый Гоманский дацан при монастыре Брайбун.

На 35-м году, успешно выдержав экзамены, получил высшую богословскую ученую степень доктора буддийской философии (цаннит-хамбо-лхарамба).

Был назначен одним из семи наставников Далай-ламы XIII. Оказавшись при дворе Далай-ламы, Доржиев стал играть ведущую роль во внешней политике правительства Тибета в конце XIX и начале XX вв. Его деятельность была направлена на сближение Тибета с Россией и протекала в сложной внешней и внутриполитической обстановке.

Правительство цинского Китая в обстановке усиления колониальной экспансии европейских держав и Японии фактически благоволило английской экспансионистской политике в Тибете. Далай-лама со свитой бежал в Монголию и остановился в Урге, где встретился с официальными представителями правительства России.

Читайте также:  Буддизм тхеравады - его особенности и отличия

В этом ответственном шаге тибетского духовного правителя решающую роль сыграли советы Агвана Доржиева о важности сотрудничества с русским правительством в целях получения его поддержки в борьбе против англичан. Далай-лама Тубдан-Чжамцо находился в Урге почти три года, рядом с ним неизменно присутствовал А. Доржиев.

Политика на сближение с Россией не дала положительного результата, потому Далай-лама вынужден был вернуться на родину.

В России А. Доржиев настойчиво продолжал свою миссию, в правильности которой он неоднократно пытался убедить царя Николая II и его министров.

Агван Доржиев совершил длительную поездку в калмыцкие кочевья, в ходе которой развертывает большую организаторскую и проповедническую деятельность.

При поддержке калмыцких духовных и советских деятелей открывает дацаны (хурулы), организует отправку калмыцких юношей в знаменитые монастыри Тибета в качестве учеников-хувараков. А. Доржиев и в последующие годы выезжал в калмыцкие степи по религиозным делам.

В трудные годы голода в Поволжье он организовал сбор средств в Бурят-Монголии и Халха-Монголии для бедствующего населения Калмыкии.

Агван Доржиев организовал строительство буддийского храма в 1909-1915 на Петроградской стороне в Старой деревне в  Петербурге. При строительстве храма были использованы пожертвования бурятского населения Забайкалья, Монголии и Далай-ламы. Работами руководил Строительный комитет, в который входили академики В.В. Радлов и С.В. Ольденбург, князь Э.Э.

Ухтомский, приват-доценты В.Л. Котвич, А.Д. Руднев, Ф.И. Щербатской, врач-тибетолог П. Бадмаев, духовный и светский глава Монголии Джезун Дамба Хутухта, калмыцкие князья Дугаровы, Тумэны, Тундутовы, художник Н.К. Рерих и др. Санкт-Петербургский храм строился в полном соответствии с тибетским архитектурным каноном.

В 1913 в храме прошла первая служба, посвященная 300-летию династии Романовых. Церемония освящения храма состоялась в 1915 В 1919 храм подвергся разграблению красноармейцами. Доржиеву удалось реставрировать храм, несмотря на царившую в стране разруху. А.

Доржиев также основал буддийские монастыри в Западной Бурятии – Кудинском, Еланцинском и других ведомствах Иркутской губернии.

Агван Доржиев вместе с Ц. Жамцарано и Б. Барадиным в начале XX в. основал в Петербурге издательство “Наран” (Солнце), где в течение ряда лет печатались памятники монголо-бурятской литературы.

Здесь им был создан так называемый “агвановский алфавит”, называемый также и по имени составителя – письменность Вагиндра. По инициативе А.

Доржиева в 1908 была открыта типография при Ацагатском дацане, в которой было напечатано немало уникальных изданий на монгольском и тибетском языках.

Агван Доржиев являлся видным деятелем национального движения бурятско-монгольского народа, принимал активное участие в деятельности возникшего в Петрограде бурятско-калмыкского комитета, руководил комиссией съезда по религиозным делам, которая декларировала полную свободу вероисповедания, образования приходов, сооружения дацанов и субурганов, отправления богослужений и организации процессий и праздников.

Осенью 1922 цаннит-хамбо Агван Доржиев участвовал в духовном съезде бурят-монгольских буддистов, отстаивая обновленческие идеи.

В 1927 он отправляет в Тибет для продолжения образования пятерых молодых монахов из Ацагатского дацана: Лэгдэна (из Тунки), Галсана (из Ангира), Тубдэн-Ниму и Базара (из Ильки), Агван-Ниму (из Дабаты). Как известно, они служили в различных монастырях Тибета и достигли высокого положения в буддийской церковной иерархии.

В 1930-х Агван Доржиев жил при буддийской храме в Ленинграде, сохранив при себе небольшую общину из бурятских лам. Официальный статус его был не совсем определенным: нечто вроде представителя или посланника тибетского Далай-ламы (его покровитель Далай-лама XIII умер в 1933, а Далай-лама XIV родился в 1935).

В 1937 Агван Доржиев выехал на родину, в Бурятию, и поселился в селе Ацагат. Здесь он был арестован и умер в тюрьме, завершил свой жизненный путь в возрасте 85 лет.

“Доржиевские чтения”

Конференция “Доржиевские чтения” посвящена памяти Хамбо-ламы Агвана Лобсана Доржиева. Продолжая традиции взаимообогащающего сотрудничества, заложенные Агваном Доржиевым и буддологами школы Ф.И.

Щербатского, организаторы конференции наметили одной из ее основных задач расширение и укрепление контактов между традиционными буддийскими учеными и представителями академической науки.

В чтениях принимают участие востоковеды — историки, филологи, культурологи, искусствоведы, социологи из различных научных, культурных и учебных заведений.

Первые чтения проходили 25-27 ноября 2004 в Санкт-Петербурге под названием “Юбилейные Доржиевские чтения “Буддийская традиция. История и современность”, посвященные 150-летию со дня Агвана Доржиева.

Чтения были организованы Санкт-Петербургским благотворительным общественным фондом “Общество бурятской культуры “Ая-Ганга”, Религиозным объединением буддистов “Дацан Гунзэчойнэй”, комитетом по внешним связям Администрации Санкт-Петербурга, администрацией Президента Республики Бурятия, мемориальным музеем-квартирой путешественника П.К. Козлова, Российским этнографическим музеем Санкт-Петербурга (РЭМ).

9-11 ноября 2006 в Санкт-Петербурге проходили Вторые Доржиевские чтения “Буддийская культура: история, источниковедение, языкознание и искусство”.

Организаторами ее выступили Санкт-Петербургский благотворительный общественный фонд “Общество бурятской культуры Ая-Ганга”, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербургский филиал Института востоковедения РАН, музей-квартира П.К.

Козлова СПбФ ИИЕТ РАН, религиозное объединение буддистов “Дацан Гунзэчойнэй” при поддержке Комитета по внешним связям администрации Санкт-Петербурга и администрации Республики Бурятии.

С 8 по 12 июля 2008 в Бурятии проходили Третьи Доржиевские чтения.

Организаторами выступили Санкт-Петербургский благотворительный общественный фонд “Общество бурятской культуры “Ая-Ганга”, религиозное объединение буддистов “Дацан Гунзэчойнэй”, Институт восточных рукописей РАН/СПбФ ИВ РАН.

В этом году к организаторам присоединилось еще одно научное учреждение – Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (Улан-Удэ). Именно здесь состоялось открытие конференции, прошло пленарное заседание. Сотрудниками ИМБТ СО РАН было представлено почти половина докладов.

Четвертые Доржиевские чтения “Буддизм и современный мир” проходили 3-10 августа 2010. Место проведения: с. Агинское — национальный парк Алханай (Забайкальский край) — Усть-Ордынский Бурятский АО (с посещением о. Ольхон) — Санкт-Петербург.

Организаторы: Буддийская Традиционная Сангха России, Санкт-Петербургский благотворительный общественный фонд “Общество бурятской культуры Ая-Ганга”, администрация Агинского округа Забайкальского края.

При участии: Института восточных рукописей РАН, Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербургского государственного университета, музея-квартиры П.К. Козлова (Санкт-Петербург), Агинского краеведческого музея им. Цыбикова (с. Агинское).

Пятые Доржиевские чтения “Буддизм и современный мир” состоятся 13–15 июня 2012. Место проведения: Институт восточных рукописей РАН (Санкт-Петербург).

Организаторы: Институт восточных рукописей РАН, религиозное объединение буддистов “Дацан Гунзэчойнэй” Санкт-Петербурга (Буддийская традиционная Сангха России), Санкт-Петербургский благотворительный общественный фонд “Общество бурятской культуры “Ая-Ганга”.

При участии: Государственного Эрмитажа, Государственного музея истории религии, музея-квартиры П. К. Козлова, Российского этнографического музея.

Медаль “Агван Доржиев”

Медаль “Агван Доржиев” была внесена в перечень государственных наград Бурятии в 2003. Медали с изображением Агвана Доржиева изготовляются в Бурятии.

Согласно положению, медаль может быть присуждена за выдающиеся заслуги перед Бурятией, связанные с достижениями в развитии её экономического, культурного, научного и образовательного потенциала, а также деятельностью по укреплению мира и дружеских отношений между народами.

Агван Доржиев в литературе

В литературной трилогии “Похищенное счастье” Д.О. Батожабая (окончена в 1965), виднейшем произведении бурятской литературы, Доржиев является прототипом одного из главных героев трилогии, “его святейшества Тувана хамбы”.

В 2007 литературный журнал “Сибирские Огни” в ряде выпусков публикует фрагменты романа Ардана Ангархаева “Небо и Земля” под общим заголовком “Учитель Далай-Ламы. О жизни Агвана Доржиева”.

Музеи

Родной дом Агвана Доржиева является домом-музеем им. Агвана Доржиева в родном селе Ацагат при новом Ацагатском дацане. В доме музее также представлены единственные в Сибири восковые фигуры буддийских иерархов, в том числе Ашвана Доржиева.

Интересный факт

Среди учеников ламы Данзан-Хайбзун Самаева (1954-2005 гг.) считается, что их учитель (в числе прочего, настоятель храма в Санкт-Петербурге вскоре после его возвращения верующим), был перерождением Агвана Доржиева.

Библиография

  1. Агван Доржиев. Предание о кругосветном путешествии или повествование о жизни Агвана Доржиева: Мемуары тибетского дипломата. — Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 1994. — 119 с.
  2. Агван Доржиев. Занимательные заметки. Описание путешествия вокруг света. Перевод с монгольского. — М.: Восточная литература, 2003. — 160 с.

Литература

  1. Бурятские летописи / составители Ц.П. Ванчикова, Ш.Б. Чимитдоржиев, М.В. Аюшеева. — Улан-Удэ: Республиканская типография, 2011.

Ссылки

Источник: http://irkipedia.ru/content/dorzhiev_agvan_lobsan

Агван Доржиев

Буддийский учёный, дипломат, религиозный, государственный и общественный деятель России, Тибета и Монголии. Был сторонником сближения Тибета и Российской империи. Инициировал постройку первого в Европе буддийского храма — Храма Калачакры в Санкт-Петербурге.

В 1853 родился в селе Хара-Шибирь (ныне Заиграевский район Республики Бурятия). Был хувараком в Шолотском Дацане, с. Шолоты, ныне Заиграевский район Республики Бурятия.

В 1872 в 19-летнем возрасте покинул Забайкалье и отправился паломником в Монголию и Тибет.

Учился в Урге (совр. Улан-Батор) и в знаменитом Гоман-дацане при монастыре Дрепунг (один из трёх главных монастырей Лхасы). Получил блестящее богословское образование, имел высшую философскую учёную степень хларампа (цанньид кхенпо хларампа / цаннид хамба лһарамба).

Доржиев в числе семи высших учёных лам состоял при Далай-Ламе XIII, обучал его буддийской философии и литературе. Положение наставника-воспитателя Далай-Ламы позволило Доржиеву впоследствии стать одним из его ближайших советников и крупной фигурой в тибетском теократическом правительстве.

В 1896 Агван Доржиев получил от Николая II часы с монограммой в знак признательности за помощь агентам Петра Бадмаева, путешествовавшим в Лхасу.

В 1898 был командирован правительством Тибета в Китай, Россию и Францию для ознакомления с государственным устройством и жизнью.[источник не указан 141 день]

В начале 1898 Доржиев появился в Санкт-Петербурге с официальной целью сбора пожертвований на монастырскую школу. Здесь он познакомился с известным востокофилом Э. Э. Ухтомским, приближённым Николая II, ранее сопровождавшим будущего императора в путешествии на Восток. Ухтомский лично представил Агвана Доржиева императору.

В 1901 году Доржиев с помощью Буды Рабданова провел первое во Франции буддийское богослужение (хурал) и лекцию о буддизме в Музее востоковедения Гиме во время открытия Всемирной выставки.

На богослужении присутствовали Жорж Клемансо, будущая путешественница в Тибет Александра Давид-Неэль, Иннокентий Анненский, впоследствии написавший об этом стихи, которые вошли в «Кипарисовый ларец».

Гидом Агвана Доржиева по Парижу был другой русский поэт — Максимилиан Волошин.

По возвращении в Тибет был возведён в третий высший чин старшего кхенпо с правом голоса во всех вопросах политики и веры.

В это время, будучи фактически первым министром двора Далай-ламы XIII, Доржиев всюду его сопровождал, служил молебны, заведовал финансами страны.

С дипломатическими поручениями Доржиев бывал в Монголии, Китае, России, посетил Индию, Цейлон, в Японию, Германию, Италию, Великобританию.

В состоялась встреча Агван Доржиев с императором Николаем II, на которой было получено высочайшее согласие на строительство буддийского храма в Санкт-Петербурге.

В 1906 создал буддийское духовное училище и академию (цаннит-чойра) в Калмыкии, передал им 300 томов тибетского канона (Ганжур и Данжур), а также ритуальные предметы. Помимо этого он основал несколько дацанов и школ в Калмыкии и Бурятии, открыл издательство в Санкт-Петербурге и типографию в Шолотском Дацане.

В Бурятии Доржиев известен как реформатор монгольского вертикального письма, приспособленного к бурятскому языку, составитель бурятского письма вагиндра (вагиндрагийн үсег, или Агвановский алфавит), точно передававшего транскрипцию русских слов; было в ходу с 1905 по 1910 годы.

Буддийская святыня Петербурга

Строительство храма в российской столице началось в 1909 году в Старой деревне, за Чёрной Речкой. Работами руководил стро

ительный комитет, в который входили академики В. В. Радлов и С. Ф. Ольденбург, князь Э. Э. Ухтомский, приват-доценты В. Л. Котвич, А. Д. Руднев, Ф. И. Щербатской, врач-тибетолог П. Бадмаев, путешественники П. Козлов и Д. Клеменц, калмыцкие князья Дугаровы, Тюмени и Тундутовы, архитектор Г. В. Барановский, инженер Н. М. Березовский, художники Н. К. Рерих и В. П. Шнейдер.

Санкт-Петербургский храм строился в соответствии с тибетским архитектурным каноном, однако его архитектура также является памятником русского модерна. На облик здания также повлияли запретительные требования властей. Ряд художественных деталей здания был выполнен Н. К. Рерихом.

В 1913 году в храме прошла первая служба, посвященная 300-летию династии Романовых. Церемония освящения храма состоялась в 1915 году, на ней присутствовали представители правительств Николая II, Далай-ламы XIII, сиамского короля Рамы IV и монгольского Богдо-гэгена.

Читайте также:  Художники японии - от древности до наших дней

Агван Доржиев в Советской России

После революции Агван Доржиев полностью отдаёт себя политической и религиозно-реформаторской деятельности в Советской России.

В 1919 году храм подвергся разграблению красноармейцами: пропали сотни бронзовых и позолоченных бурханов, серебряные жертвенные чаши, вазы, мебель, дверные ручки, шпингалеты, драпировки из китайской парчи, личные вещи лам, разбита статуя Будды, сожжены уникальная библиотека тибетских манускриптов и огромный архив Агвана Доржиева, посвященный взаимоотношениям России, Тибета, Англии и Китая, собиравшийся на протяжении 30 лет. Доржиеву удалось реставрировать храм, несмотря на царившую в стране разруху.

Как и до революции, он находился в постоянном диалоге с властью. Теперь его собеседниками были не Николай II и министр Извольский, а Ленин с Луначарским. Но речь шла всё о том же: о свободе вероисповедания, культурном строительстве и их необходимости для процветания государства и его граждан.

В 1921 Доржиев составил на монгольском языке автобиографию, изложив её в стихотворной форме (рукописная копия хранится в Рукописном отделе Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН).

В 1929 году новым антирелигиозным законом запрещена деятельность буддийской церкви Забайкалья.

В 1935 году начались преследования буддийского духовенства в Ленинграде.

В 1937 году в результате арестов и расстрелов буддийская община при храме перестала существовать.

В ноябре 1937 года 85-летний Доржиев арестован в Бурятии.

В 1938 Агван Доржиев скончался в тюремной больнице города Улан-Удэ. Место захоронения неизвестно.

В этом же году Буддийский храм в Санкт-Петербурге был закрыт, и его здания стали занимать различные учреждения: физкультурная база, радиостанция (именно отсюда шло вещание на осаждённый Ленинград, когда была разрушена станция в Колпине), лаборатории Зоологического института. В 1990 году храм был возвращён верующим.

Дань памяти

Санкт-Петербург

14 июля 2004, на 150-летний юбилей рождения Агвана Доржиева, была открыта посвященная ему памятная доска работы архитектора В. Бухаева и скульптора Д. Намдакова на внутренней стене петербургского буддийского храма. К этому событию было также приурочено разрушение мандалы монахами монастыря Дрепунг Гоман (Карнатака, Индия) и лекция специального гостя юбилея Роберта Турмана в СПбГУ.

Источник: http://facecollection.ru/people/agvan-dorzhiev

Новая торжественная памятная дата появилась в календаре хуралов шулутского дацана «гандан даржалин»

Памятование о выдающихся ламах прошлого, Учителях и подвижниках – земляках, распространение знания об их духовных подвигах, о славе, об их выдающихся достижениях в практике, обширной общественной и духовной деятельности – есть высокий долг тех, кто живет сегодня на родной земле, кто знает и помнит ее историю, понимая, что неиссякаемое духовное благо для самого себя, своей семьи и родного края во всех трех временах создает сам человек.

История родной земли помнит множество судеб, принесших ей и счастье, и славу, и радость, и боль… Жизнь каждого ее дня соткана из жизни каждого человека, его мыслей, замыслов, достижений.

Для жителей Бурятии, ее верующих сердечная преданность родине не есть пустой звук, иначе не было бы столько переживаний за ее настоящее и за лучшее будущее.

 
Традиция почитания Учителей Дхармы берет свое начало многие столетия назад.

Постепенно сегодня к нам возвращается то драгоценное, что некогда силою Времени было утрачено, поэтому силой нашей Веры возрождаются дацаны, их история, которой невозможно не гордиться.

Почтение к благому прошлому дарует силы идти вперед, преодолевая сомнения и леность, поддерживая ум и сердце, рано или поздно заставляя задумываться человека о смысле своей жизни здесь и сейчас, побуждая быть разумнее, мудрее и сильнее. Поэтому истории жизни выдающихся сынов бурятской земли, вызывая восхищение, становятся важнейшим примером, а для кого-то высокой духовной путеводной звездой.

Говорится, что место рождения духовного Учителя из века в век является местом незримого пребывания Будд и Бодхисаттв, и если здесь благодарные потомки устанавливают ступу, не забывают ее, почитают, относятся к ней, как к живой, то Хранители Сахюусаны, пребывающие в этой местности, связанные обетами Бодхисаттвы, уже никогда не покинут тех, кто с искренней верой хотя бы однажды почтил ее одним-единственным обходом вокруг, сделав круг «гороо».

И одним из таких мест Бурятии является с.Дабата Заиграевского района Республики Бурятия, до революции называвшееся улус Дабата Верхнеудинского округа Забайкальской области.

В 1907 году здесь родился выдающийся бурятский лама, ученый, философ, просветитель, переводчик, духовный наставник тысяч тибетских и монгольских лам, Кенсур Хамбо Лама Гоман дацана в 1978-1980 гг., гелонг лама Агван Нима Цыдыпдоржиев, выходец из Шулутского дацана «Гандан Даржалин».

В этом селе в 1994 г. близкие родственники и земляки Учителя возвели в память о нем прекрасную, величественную 9-главую ступу. Рядом с ней открыли небольшой Музей, в котором хранятся личные вещи Кенсур Агван Нимы.

В данное время здесь идет большая работа по расширению и облагораживанию всего мемориального комплекса силами семьи родного племянника Учителя Баира Цыдыпдоржиева и его единомышленников по формированию в этом месте в ближайшем будущем большого, красивого буддийского комплекса с парковой зоной, который станет одной из ярких точек притяжения для верующих, паломников, путешественников, гостей республики.

Из автобиографии Кенсур Агван Нимы мы узнаем, что в 7 лет родители отдали его послушником в Шулутский дацан. В 8 лет он принял обеты монаха-гецула. В 14 лет начал изучать философию Чойра.

В 15 лет по совету духовного наставника Далай Ламы XIII Цаннид Хамбо Ламы Агвана Доржиева, также выходца из Шулутского дацана, отправился на учебу в далекий Тибет, в монастырь Гоман, навсегда покинув свою родину…

Здесь в 22 года от Далай Ламы XIII Тувден Жамцо Агван Нима принимает высшие обеты монаха-гелонга. 
После успешной защиты высокой ученой степени Гэбшэ он был назначен наставником у молодых лам, студентов начальных курсов.

В 1946, 1956 и 1958 гг. совершил паломничества по святым местам Индии и Непала.

В 1959 году Далай Лама XIV после известных событий в Тибете прибыл в Индию. В это же время здесь находился Агван Нима Багша. Завершив паломничество по святым местам Будды, Учитель принял решение остаться здесь, поскольку в Тибете Гоман дацан прекратил свою деятельность.

Через год, в 1960 г., на юге Индии, в штате Карнатака, началось строительство нового Гоман дацана, правопреемника и продолжателя истории древнего Гоман дацана, основанного еще в 1416 году, силою обстоятельств завершившего свой этап истории в Тибете.

Надо отметить, что последний Хамбо Лама тибетского периода Гоман дацана также был из бурят – это Габжа лама Галсан Лыгден Аржигаров, великий сын тункинской долины, не оставивший своих учеников-тибетцев, не предавший обетов Бодхисаттвы, вместе с ними разделивший всю трагическую участь той ситуации, оказавшись в тюрьме, где подвергался жестоким пыткам… Там и ушел в нирвану в 1962 году…

С 1960 г. по приглашению известного тибетолога, профессора Д.С.Рюига, Агван Нима Багша работал преподавателем тибетского языка и истории буддизма Махаяны в университете Тибета в г.

Варанаси, древнейшем и крупнейшем философском центре Древней Индии, в Оленьем парке которого 2500 лет назад Будда Шакьямуни совершил первый поворот Колеса Дхармы, преподав первым пяти своим ученикам “Четыре Благородные Истины”, известные нам как первая проповедь Будды (Бенаресская проповедь).

В 1967-1973 гг. Агван Нима Багша преподавал в Лейденском университете в Голландии, в 1973-1977 гг. жил в Швейцарии, где также преподавал буддийские философские дисциплины в местных университетах.
В 1978 году Далай Лама XIV назначил его настоятелем Гоман дацана.

От начала истории этого крупнейшего в мире буддийского университета во второй раз этот высокий пост занял бурятский лама (первым был Галсан Лыгден Аржигаров, 1900 г.р., о котором мы рассказывали выше).

Но по состоянию здоровья в 1980 году Агван Нима Багша сложил свои полномочия Хамбо Ламы, перейдя на преподавательскую деятельность.

24 января 1990 года в возрасте 83 лет ушел в нирвану.

Личность Кенсур Агван Нимы Цыдыпдоржиева настолько велика, что в Гоман дацане до сих пор о нем живет память, благодарная память о его строгости и справедливости, о выдающейся способности побеждать в любых сложнейших диспутах – ведь с ним, досточтимым Ген-ла (Учитель), как его с огромным уважением называли абсолютно все, боялись вступать в философские споры даже самые высокообразованные ламы.

Где бы ни служил Дхарме и последователям Учения Будды Агван Нима Багша, он всегда каждый свой день посвящал просветительской и издательской деятельности.

К счастью, все его многочисленные труды сохранены, и буддийским ученым-философам еще предстоит провести огромную ознакомительную исследовательскую работу по изучению духовного наследия Агван Нимы Цыдыпдоржиева.

Его труды, несомненно, имеют огромную научную важность и значимость в истории возрождения его родного Шулутского дацана, в истории возрождения в целом традиционного буддизма России.

В честь 110-летия со дня рождения Кенсур Агван Нимы Цыдыпдоржиева 18 июля 2017 года ламы Шулутского дацана под руководством Ширээтэ ламы Чингиса Ешиева, провели большой торжественный молебен почитания и восхваления Учителя в его родном селе, у субургана Багши. Отныне этот праздник памятования Кенсур Агван Нимы в день его рождения в календаре хуралов Шулутского дацана занял свое особое место, и теперь он будет проводиться ежегодно.

В хурале также приняли участие Ширээтэ лама Анинского дацана «Гандан Шаддублинг» Легцог Дарижапов и ректор Буддийского университета «Даши Чойнхорлин» Дымбрыл лама Дашибалданов, выпускник Гоман дацана, первый Геше (доктор буддийской философии) постсоветской России.

Прихожан Шулутского дацана, прибывших на праздник, приветствовал глава МО СП «Дабатуйское» Сергей Цырендоржиевич Цыренжапов.

С торжественным словом к верующим обратился Ширээтэ лама Шулутского дацана Чингис Ешиев. 
О личности Кенсур Агван Нимы, значимости его деятельности на посту настоятеля Гоман дацана рассказал Дымбрыл Багша.

Во время молебна ламы поднесли мандалу Учителю.Интереснейшую историю возведения этой монументальной ступы в честь выдающегося земляка рассказал инициатор строительства Бадмацырен Нимаевич Чимитов.

С большим почтением, трогательно рассказала об Учителе кандидат исторических наук Дугбима Гомбоевна Чимитдоржин.

По завершении хурала жители с. Эрхирик подарили всем присутствующим прекрасный концерт, прихожане дацана, активисты буддийских общин приходов дацана поднесли ламам синие хадаки, получили благословения, совершили большое гороо вокруг ступы.

История Шулутского дацана, основанного в 1825 году, постепенно возрождается, и в будущем он станет одним из самых ярких, интересных и необычных мест паломничества, одухотворенного отдыха, особым местом умиротворенной медитации, открытий и познаний.

Впереди же нас ждет огромная духовная, просветительская работа и не только – соприкосновение с историей Шулутского дацана никого не оставит равнодушным.

У нас будет замечательная библиотека, интереснейший музей и многое то, что будет привлекать всех, кому интересна сама история традиционного буддизма России.

И в завершение хочется напомнить, что в честь двух выдающихся бурятских лам, Хамбо Лам Гоман дацана – Агван Нимы Цыдыпдоржиева и Галсан Лыгдена Аржигарова, ставших неотъемлемой частью истории развития буддизма Тибета, Индии и России в ХХ столетии, вот уже девять лет ежегодно Сангха России, Буддийский университет «Даши Чойнхорлин» при поддержке администрации г.Улан-Удэ проводят большой спортивный праздник международного уровня – открытый чемпионат и первенство г. Улан-Удэ по национальной борьбе «Бухэ Барилдаан».

Помнить о великих своих земляках, принесших славу своему народу, чьи имена вошли в историю мирового буддизма – ответственность потомков перед историей родной земли. 

Инна Шагнаева, пресс-секретарь Сангхи России,
пресс-секретарь Шулутского дацана

Источник: http://sangharussia.ru/news-ibur/novaya-torzhestvennaya-pamyatnaya-data-poyavilas-v-kalendare-khuralov-shulutskogo-datsana-gandan-darzhalin

Ссылка на основную публикацию