Ваджрадхара будда – что символизирует это божество?

Изначальный Будда: Ади-Будда и Будды Покровители

Клуб йоги oum.ruВ этой статье приводится информация об Изначальном Будде (Ади-будда), который олицетворяет единство всех форм мироздания. В некоторых школах буддизма в качестве Ади-будды почитаются  Будды Самантабхадра, Ваджрадхара, Вайрочана, Ваджрасаттва.

Информация о Вайрочане и Ваджрасаттве собрана в статье “Пять дхьяни-будд и будда Ваджрасаттва”.

Также в этой статье мы расскажем о Буддах, имена которых наиболее часто встречаются в буддийских текстах и сутрах: Будда долгой жизни Амитаюс и Будда Медицины Манла.

Эти Будды через искусные методы помогают бесчисленному количеству живых существ.  Данная информация собрана в помощь практикам йоги и всем людям, кто изучает различные системы самосовершенствования.

Под термином Ади-Будда или «Изначальный Будда», понимается измерение пустотной природы ума, не имеющее ни начала, ни конца во времени, за пределами форм и расстояний, вне концепций. Ади-Будда — это внешний символ природы будды, символ природы нашего ума.  В школе Ньингма (тиб.

rnying ma, «Старая школа») Ади-Будду именуют Самантабхадра.  В тибетских школах, появившихся после Ньингмапа (тиб. gsar ma — Сарма, «Новые школы»), Ади-Будда именуется Ваджрадхара.

Будда Самантабхадра – санскр. Samantabhadra; тиб. Kun tu Dzang po / Кунту Зангпо, букв. «Всё — благо», «Всеблагой», «Благородный во всём»

Символизирует единство всеобъемлющей сферы и изначальной мудрости абсолютной истины.  Будду Самантабхадра изображают в виде человека. Супруга Будды Самантабхадры — Самантабхадри (тиб.

Kun tu Dzang mo / Кунту Зангмо), символизирует пустотность. Пустотность — это не значит небытиё. Эта пустотность за пределами концепций, вне формы и цвета.

О ней говорят, что она изначально чиста и свободна от умопостроений.

 Как Будда, имеющий свою «чистую землю» (Акаништха), Самантабхадра упоминается в некоторых сутрах махаяны («Махаваста-сутра», «Ланкаватара-сутра»), но центральное место образ Будды Самантабхадры занимает в традиции Ваджраяны тибетской школы Ньингма, где он выступает в роли Ади-Будды.

 В тексте «Бардо Тодрол» есть следующие описание измерения Ади-Будды:  «Перед тобой сияет Ясный Свет дхарматы, узнай его. Сын благородного семейства, теперь у твоего сознания нет формы, нет цвета, нет содержания, и оно проявляется как чистая пустота.

Это пустота Самантабхадри. Твоё сознание пусто — это не абсолютная пустота, но пустота свободная, ясная, чистая и живая. Это состояние сознания и есть будда Самантабхадра. Они — сознание собственной пустой и лишённой сущности природы, сознание ясное и сияющее — неразделимы.

Это Дхармакая Будды».

Ваджрадхара — санскр. Vajradhara; тиб.  Дордже Чанг / Dorje Chang (рДо рДже хЧан) букв. «Держатель ваджры».

Буквально слово «ваджра» переводится и как «алмаз», и как «молния», но в тантрическом контексте ваджра — это нерушимое состояние, состояние изначальной природы ума, истинное постижение пустоты, это также подразумевает устойчивое, несокрушимое свершение — ведь пустота по природе не подвержена разрушению. Дхара (Держатель) означает, что Будда полностью обладает этим свершением и постижением.

 В Калачакра-тантре сказано, что будда Ваджрадхара обладает постижением как высшей пустоты, так и искусных средств, которые есть великое блаженство. Высшая пустота означает постижение того, что все формы, звуки, запахи, вкусы и объекты осязания являются единством проявленности и пустоты. 

Согласно традиции Ньингма («Старой школы») Ваджрадхара является проявлением активности будды Самантабхадры, проявляясь на уровне Самбхогакаи как изначальное состояние энергии бесконечного потенциала всевозможных проявлений. 

Традиция Сарма («Новые школы») представляет Ваджрадхару как тайную форму будды Шакьямуни и объединённую сущность всех Будд десяти направлений и трёх периодов времени собранных воедино. 

В Ваджраяне считается, что будда Ваджрадхара, первым изложивший все тантрические учения, и такие могущественные йидамы тантр, как Гухьясамаджа, Шри Хеваджра и Чакрасамвара — есть проявление самого Ваджрадхары.

Ваджрадхару изображают как в одиночной форме, так  и в союзе Яб-Юм (тиб. rdo-rje chang yab yum). Цвет тела Ваджрадхары изображают тёмно-синим. Он сидит в медитативной позе на лунном и солнечном дисках, расположенных друг над другом на распустившемся лотосе. Он убран в украшения, на голове — корона.

Руки скрещены у груди, в правой руке он держит ваджру, символ пустотности, в левой руке — ваджра-колокольчик, символизирующий мудрость. Колокольчик и ваджра в перекрещенных руках Ваджрадхары символизируют союз блаженства и пустоты. Поэтому Ваджрадхару также называют «единством мудрости и искусных средств».

Будды Покровители

Бхайшаджьягуру – санскр.;  тиб. Сандже Мэнла, “Гуру-целитель”, “Духовный учитель-лекарь”, “Наставник-врачеватель”, “Царь бериллового сияния”, “Царь лазурного сияния”, также известно его имя Будда медицины или Манла.

Перед тем, как достичь полной реализации, Бхайшаджьягуру дал 12 обетов, в которых обещал исцелять всех, кто пребывает в состоянии неведения, увечных и больных.

Живые существа страдают от двух видов болезней: физических болезней, из-за которых страдает и слабеет тело, и умственных болезней, или омрачений. Болезни тела являются следствием умственных болезней, таких как гнев, привязанность и неведение. Для живых существ нежелательны как болезни ума, так и болезни тела.

  Поскольку состояние ума зависит и от состояния физического тела, исцеление телесных недугов также играет важную роль. В связи с этим Будда и явил себя в форме Будды Медицины и преподал Чжуд-ши, то есть четыре медицинские тантры.

В них изложены методы излечения более 400 видов физических болезней, объяснены их источники и даны симптомы этих заболеваний.

Чистая Страна Бхайшаджьягуру, называемая “Лазуритовый Свет”, находится на востоке.

Бхайшаджьягуру облачён в монашеское одеяние, он сидит на львином троне. Тёмно-синий цвет его тела символизирует мудрость.

В левой руке, покоящейся на бедре, он держит чашу с целебным растением, символом панацеи от всех омрачений ума и болезней, его название – миробалан (говорится также, что в патре находится лекарство из трав, устраняющих болезни слизи, ветра и желчи, а также три корневых яда: гнев, привязанность и неведение). 

В этом разделе можно узнать больше информации о мантре Будды Медицины и скачать несколько вариантов исполнения. В правой руке, развёрнутой в варада-мудре (жесте защиты), у него стебель этого растения.

Как у любого Будды, у него имеется маленькая круглая выпуклость выше носовой перегородки – урна, а на вершине черепа находится большая выпуклость – ушниша.

Так же как и будда Шакьямуни, будда Бхайшаджьягуру наделён тридцатью двумя основными и восьмьюдесятью второстепенными признаками будды. Его волосы короткие и вьющиеся, мочки ушей – удлинённые и проколоты.

Согласно сутрам, Будда Шакьямуни в беседе со своим учеником Анандой сказал следующее:

“Если живые существа  слышат имя Татхагаты Исцеляющего Учителя Лазуритового Сияния, и с предельной искренностью принимают его и помнят о нём, не имея никаких сомнений, тогда не падут они на путь плохих перерождений”.

Будде медицины посвящена  «Бхайшаджьягуру-сутра».  Кроме «Бхайшаджьягуру-сутры» Будда Медицины упоминается в 23-й главе «Саддхарма-пундарика-сутры»(Сутра о цветке лотоса чудесной Дхармы) (I век н. э.) и в 13-й главе «Вималакирти-нирдеша-сутры» (Сутра, высказанная Вималакирти).

Будда долгой жизни Амитаюс – санскр. Amitāyus, тиб. tshe dpag med, букв. “Бесконечная жизнь, Неизмеримая жизнь”.

Он является сыном сердца Будды западного направления нашей вселенной  Амитабхи.

Говорится, что бесчисленные кальпы тому назад, Амитабха размышлял, как он сможет принести максимальную пользу омраченным существам сансары, которые находятся под действием кармы и страдают бесчисленные жизни. Ведь жизнь в нижних мирах скоротечна и полна страданий.

Как им реализовать благие накопления, если не успевают они даже подумать о Благе, и тем более не успевают осознать истину. Человеческий мир из сансарических миров очень подходит для развития. В нашем мире людей люди могут слышать, воспринимать знания.

Могут осознавать их и делать выводы. Благодаря правильным выводам и происходит совершенствование. Хотя и много страданий в нашем мире людей, это страдание стимулирует, заставляет людей искать спасения от невечного и изменчивого.

Понял Амитабха, что нужно дать существам метод остановки утекающего времени жизни, остановки утекающих сил жизни. Нужно найти метод накопления и восполнения жизненных сил в мирах времени. Тогда это поможет существам иметь долгую, комфортную и здоровую жизнь, и они смогут в полной мере воспользоваться благами духовных практик. И решил Амитабха создать сильную мантру.

Эта мантра пронеслась эхом совершенных вибраций через все уровни нашей галактики. И в чистом мире Сукхавати — в мире райского блаженства, из волшебного лотоса чудесно родился защитник существ Будда бесконечной жизни Амитаюс. Родившись, он стазу начал распространять свое сияние и великие силы продления жизни на всю вселенную трех тысячных умножений миров.

В начале новой эры Будда Амитаюс начал передавать метод продления жизни через традицию индийских Махасиддхов. Благодаря этому множество сиддхов обрели долгую и прекрасную жизнь, отлично практиковали.

Обретя великие духовные Сиддхи и Благие достижения при жизни, множество сиддхов совершили посмертный перенос сознания ( пхова) в чистые миры Будд, а после смогли смогли сознательно выбрать рождение в своей традиции.

Ранние упоминания об Амитаюсе содержатся в сутре «Сукхавати-вьюха» (I век н.э.). В качестве одного из эпитетов Будда Амитабха здесь называется Амитаюсом, т.е. обладающим 'неизмеримой жизнью'. В биографии великого Нагарджуны упоминается, что в детские годы он преодолел предсказанную раннюю смерть, начитывая мантры Амитаюса. Из «Краткой биографии Падмасамбхавы», написанной Джамгон Конгтрул Ринпоче и жизнеописании Мандаравы, духовной ученицы Гуру Ринпоче, есть история о совместной практике Падмасамбхавы и Мандаравы, в завершении которой к ним явился Амитаюс и даровал им сиддхи вечной жизни, так что стали неподвержены старению и смерти. Также существует еще одна интересная история. В 11 веке жил знаменитый йог Миларепа, который обучался у великого йогина Марпы Лоцавы. Миларепа обрел в течение одной жизни значительные достижения и достиг освобождения. Среди учеников Миларепы были выдающиеся йоги, как Речунгпа. Миларепа послал его для обучения в страну Благородных (Север Индии), в святые буддийские места. И наказал ему обучаться у Махасиддха Типопы. Около десяти лет Речунгпа получал множество знаний и посвящений. В возрасте 44 лет он собрался идти домой, в Тибет. Вдруг, за несколько недель до ухода он начал чувствовать утекание сил. Он ослабевал с каждым днем и никакие методы ему не помогали. Он пришел к учителю Махасиддхе Типопе и спросил его совета. Тот сказал, что Речунгпа должен пойти из ашрама в ближайший город и найти там чудесного йогина, знаменитого чудесами на всю округу. Вышел он на дорогу, подошел к городу, и вдруг в воздухе появился перед Речунгпой бородатый йогин. Он сказал: «Ты несчастный тибетский йог, тебе осталось жить одну неделю. Ты должен найти нашу Царицу Сиддхов и попросить у нее Посвящение Долгой Жизни». В страхе вернулся Речунгпа к Типопе, и тот подтвердил ему, что есть такой метод и направил его как найти Царицу Сиддхов. Царица Сиддхов к тому моменту жила уже больше трехсот пятидесяти лет в предгорьях Гималаев в диком месте, в окружении Дакинь и гневных защитников. Найдя царицу Речунгпа поднес ей ритуал Ганачакру и попросил о даровании Посвящения Долгой Жизни. Любезно Друппей Гьялмо передала ему два Посвящения Будды Амитаюса и Хаягривы, а также множество других практик. С благодарностью покинул Речунгпа царицу и вернулся к Типопе. Наработав и отшлифовав метод продления жизни он, счастливый, направился в Тибет. Там Речунгпа передал практику долгой жизни ученикам Миларепы, затем своим ученикам. Посвящение и практика продления жизни Будды Амитаюса далее растеклась по всем школам тибетской буддийской традиции. Сам Речунгпа смог прожить еще 40 лет и ушел в возрасте 84 года. Будда Амитаюс изображается как человеческий Будда, сидящий на цветке Лотоса и плоском диске Луны. У него одно тело красного цвета, одно лицо и две руки. Он сидит в одеждах и украшениях Тела Вселенского Блаженства Энергий – Самбхогакая на лотосовом троне в совершенной алмазной позе лотоса. На нем особенно много одежд, украшений. Драгоценная корона пяти дхияни будд. Его две руки в самадхи мудре на бедрах держат золотую вазу с нектаром бессмертия (амритой).

Источник: https://www.oum.ru/literature/buddizm/adi-budda-vadzhradhara-samantabhadra/

Йидамы – тантрические божества

Согласно психологии Юнга, архетипы – это символы фундаментальных моделей мышления и поведения, которые присутствуют в коллективном бессознательном каждого.

Они возникают из коллективного опыта человечества в целом или же определённой культурной или исторической эры и определяют то, что люди реагируют на ситуации во многом похоже на своих предков.

Архетипические символы, такие как любящий родитель, мудрый пожилой человек, храбрый герой или злая ведьма, находят выражение в мифах и фантазиях.

Их формы могут отличаться в зависимости от сообщества или времени, но образ мысли и поведения, который они символизируют, остаётся неизменными. Психологическая зрелость наступает с возникновением в сознании интуитивного знания, которое символизируют все возможные архетипы, и гармоничным включением этого знания в свою жизнь.

Значения некоторых символов очевидны для людей любой культуры с первого взгляда или благодаря простому объяснению. Например, мать, кормящая младенца, – это всеобщий символ заботливой любви. Однако другие символы не указывают ясно на то, что они означают.

Четырёхрукий образ Авалокитешвары, к примеру, для людей из небуддийских культур не предполагает со всей очевидностью сострадание.

Символизируемые архетипами значения по большей части достаточно очевидны, тогда как значения, символизируемые медитативными образами будд, совсем не очевидны.

Кроме того, архетипы являются всеобщими качествами коллективного бессознательного каждого, тогда как медитативные образы будд – это общие свойства, связанные с потоком ясного света каждого существа. Поток ясного света – не то же самое, что и коллективное бессознательное.

Несмотря на то что обе умственные способности обладают качествами, о которых человек, как правило, не знает, поток ясного света представляет собой тончайший уровень потока ума и обеспечивает непрерывный переход личности из одной жизни в другую. Коллективное бессознательное, с другой стороны, объясняет непрерывность перехода мифических моделей из поколения в поколение.

Коллективное бессознательное проявляется в каждой личности, но только в людях, и не переходит через процесс перерождения.

Более того, медитативные образы будд не являются ни точными, ни абстрактными отображениями, обнаружимыми в потоке ясного света. Их также нельзя обнаружить где-либо ещё. Скорее медитативные образы будд символизируют врождённые потенциалы потока ясного света каждого существа создавать модели мышления и поведения, будь то нераскрытые потенциалы, частично раскрытые или полностью раскрытые.

Они символизируют потенциалы общих положительных качеств, таких как сострадание или мудрость, а не мысли и поведение определённых семейных, социальных или мифических ролей.

Медитативные образы будд, связанные с беспокоящими эмоциями, такими как гнев, символизируют только преобразование и созидательное использование энергии, лежащей в основе эмоции, а не разрушительные отрицательные эмоции как таковые.

Более того, буддизм разъясняет, что именно медитативные образы будд означают как коллективное (прим. ред.: в юнгианском смысле слова «коллективное»). Буддизм признаёт существование общего и частного.

Общее – это метафизическая абстракция, приписываемая набору схожих объектов, чтобы распределить их по категориям, разграниченным словами и концепциями. Например, у всех людей на лице есть схожий элемент, посредством которого они дышат.

Общая категория «нос» – это обозначение этих элементов, которая позволяет им всем называться «нос». В то же время каждый нос индивидуален, и нос одного человека – это не нос другого человека.

Общая категория «нос» не существует где-нибудь сама по себе как идеальная модель, независимо от отдельных носов. И люди не достигают общего носа, размышляя о своём носе. То же справедливо для медитативных образов будд и для символизируемых ими потенциалов природы будды.

Общие медитативные образы будд не существуют как отдельные существа, независимо от потоков ясного света личностей. И люди не получают доступ к общим медитативным образам будд посредством медитативных образов будд их потоков ясного света, подобно достижению Бога через дух божественного в их душах.

Кроме того, в отличие от архетипов, медитативные образы будд не приходят в сознание спонтанно в сновидениях, фантазиях или видениях, если только люди в значительной степени не привыкли к их формам на протяжении этой жизни или в недавних предыдущих жизнях. То же верно и для бардо – периодов между смертью и перерождением.

«Тибетская книга мёртвых» описывает медитативные образы будд, которые появляются в бардо, и советует тем, кто находится в промежуточном состоянии, опознавать эти образы лишь как видимости, созданные их потоком ясного света. Однако эти наставления предназначены для тех, кто при жизни практиковал тантру.

Потоки ясного света тех, кто не практиковал тантру, как правило, в состоянии бардо создают не образы будд, а другие видимости.

Источник: https://studybuddhism.com/ru/prodvinutyy-uroven/vadzhrayana/tantra-teoriya/ob-yasnenie-smysla-tantry/yidamy-tantricheskie-bozhestva

Символы и боги буддизма

Буддизм, хоть и считается одной из мировых религий, является по своей сути не столько верой, сколько философией. Именно поэтому боги буддизма и символы буддизма – это не совсем предметы культового поклонения. С их помощью буддисты стараются выразить  не веру в богов, а свои основные мировоззренческих позиций.

Символы буддизма

Главным и основным символом буддизма является изображение самого Будды Шакьямуни – основоположника этой религии.

Хотя историческая традиция сделала почитание изображения Будды схожим с поклонением образу бога, Будда остается только человеком, достигшим просветления.

Его изображение как символ буддизма в основном используется с целью проиллюстрировать возможность каждого достичь просветления собственными силами, а не благодаря милости богов.

Ещё одним символом буддизма является Дхаммачакра или Колесо закона. Этот символ буддизма представляет собой колесо с восемью спицами, каждая из которых выражает собой одну из ступеней Восьмеричного пути, – основного свода постулатов в буддизме.  Центральная точка колеса символизирует точку в сознании, которая излучает свет истины.

Колесо жизни (Бхавачакра) – этот символ буддизма выражает собой основы буддийской космологии и онтологии. На нём изображены все существующие в буддийской мифологии миры, а также возможные состояния человека на пути к нирване. Этот символ буддизма самый сложный из всех – он включает в себя все элементы буддийского учения.

Также, очень важным символом буддизма является оранжевый цвет. Считается, что лучи именно такого цвета исходят от человека в случае обретения нирваны. Западным людям хорошо знаком это символ буддизма благодаря цвету одежды буддийских монахов.

Следует заметить, что все перечисленные символы буддизма начали своё существование вопреки завету самого Будды не создавать никаких священных образов. Но каждой религии, так или иначе, требуется визуальное выражение, – для этой цели и служат символы буддизма.

Боги буддизма

По своей сути, буддизм является религией без богов: в ней не существует понятия о высших существах, от которых зависит жизнь человека. Боги буддизма или «дэвы» – это такие же несчастные создания, как и люди, поскольку они также подвластны закону кармы и круговороту перерождений.

Единственное отличие между богами буддизма и людьми – существование в разных мирах. Боги буддизма живут в мирах, более удобных и красивых, нежели наш.  Кроме того, боги буддизма обладают сверхъестественными силами и властью воплощать любую свою фантазию.

Но боги буддизма, также как и люди, вынуждены искать пути к просветлению, побеждая собственные тщетные стремления и желания. Среди богов буддизма не существует создателя мироздания, потому что буддийская Вселенная не имеет начала и конца. Хотя есть существа, способные творить новые измерения – это бодхисаттвы.

Не являясь богами буддизма в классическом религиозном понимании, бодхисаттвы, в то же время, занимают центральную часть буддийского пантеона, будучи существами, достигшими нирваны и отказавшимися от неё ради блага других существ.

Эта огромная альтруистическая жертва возвела бодхисаттв на самую вершину системы богов буддизма, сделав их образцом для каждого человека. Согласно буддийскому учению, любое разумное существо, будь то обычные люди или боги буддизма, может когда-нибудь стать Бодхисаттвой при условии искреннего соблюдения духовных ценностей этой великой философии. 

                                                                          автор: Валентина

2014-11-18 10:41:50

Источник: https://www.astrostar.ru/articles/drevnie-kultury/indiya/simvoly-i-bogi-buddizma.html

Основные боги буддизма

Помощь астролога

Очень многих людей, которые только начинают изучать буддизм или интересуются, проникаются его идеями, поражает отсутствие самой идеи бога. Пожалуй, это единственная в мире религия, основанная на том, что бога нет. Для многих исследователей это дает возможность утверждать, что буддизм не является религиозным течением, а это медитативно-философская практика.

Сложно давать какие-то точные определения столь аморфному понятию, ведь Будда четко дал понять, что саму идею Творца всего сущего он отрицает полностью. Впоследствии в буддизме, особенно махаянском, появились тенденции некоторого обожествления самого Будды как воплощения некоей высшей духовной сущности.

В учении о трех телах Будды можно найти параллели с христианской троицей, хотя логика здесь совершенно иная. Но, видимо, люди все-таки одинаковы по своей природе, какими бы они ни были по цвету кожи и месту рождения. Им нравятся одни и те же вещи, их головы посещают похожие идеи.

А еще люди упорно хотят верить, что где-то там, в недостижимой дали есть нечто, неважно, кто это — Бог, Будда, Создатель Вселенной, инопланетяне или жители параллельных миров — кто позаботится о них, ответит на мучающие сложные вопросы, поможет с тяжелый момент. Так рождаются религии. Тем более отличным от них кажется учение Будды.

Но на деле, если хорошо в нем разобраться, оказывается, что теистические чаяния человечества все-таки наложили на него свой отпечаток, только немного не в том понимании, которое мы привыкли вкладывать в определение бога.

Будда и его неприятие божественной идеи

На самых ранних этапах, при жизни Будды и в ближайшие столетия после его смерти, буддизм был, так сказать, в «чистом виде».

Сам Будда категорически отвергал наличие Бога, так как божественная доктрина противоречила самой его идее о возможности избежать колеса сансары и подняться на более высокую ступень развития, стать более духовной сущностью.

Зачем такие испытания, если есть Бог? Он вездесущий, всемогущий и всевидящий, он заступится за верующего человека, если он будет поклоняться богу и приносить ему определенные приношения. В буддизме же все строится на совершенно другой основе.

Нет бога, который сделает что-то за тебя, есть только ты и твое желание стать лучше, измениться на духовном уровне. То есть в буддизме раннего периода полностью отсутствуют отношения сделки, столь характерные для других религий. Там связь с богом — типичная сделка по принципу «ты — мне, я — тебе».

Человек верит в бога, делает ему приношения и молится — одна часть сделки, бог следит за благополучием верующего и прощает ему грехи — вторая ее составляющая. Такая простейшая «философия» лежит в основе всех религий, от самых древних до христианства, а также современных мессианских и космогонических сект.

Будда же одним махом отмел все это, заявив, что бога нет, потому что вера в него несет вред. Она несовместима с идеей прекращения сансары и попадания в нирвану человеком, ведь любое божество может вмешаться в ход его действий.

В этом плане Будда предстает перед нами как скептик, который оценивает саму идею существования бога как несущую вред человечеству, заставляющую его быть инертным и надеяться не на свои силы и возможности, а перекладывать все на божественное провидение.

Следует оговориться, что отрицалось существование только бога как верховной сущности, единственного руководителя всего живого, который является венцом творения и может распоряжаться всем сущим по своему усмотрению, ибо «неисповедимы пути господни».

Сама идея его существования свела бы на нет все идеи Гаутамы, так как при наличии всемогущего бога человечеству просто незачем стремиться вырваться за пределы сансары и достичь просветления. Однако признание того факта, что боги (во множественном числе!) существуют, зафиксировано в речах самого Будды.

Следовательно, говорить стоит о том, что боги в буддийском пантеоне есть, но они не вмешиваются в жизнь людей, так как сами подвержены сансаре. Речь может идти только о том, что в буддийской практике нет такого понятия, как верховный властитель, как в других крупнейших мировых религиозных учениях, которые исповедуют монотеизм.

Рассуждая о буддийской традиции, следует помнить, что это очень древнее учение, с большим количеством разнообразных школ, направлений и ответвлений, поэтому существует множество трактовок и определений божественности. Разобраться во всем этом сразу, с налету, и вывести точные формулировки, понятные, как математические формулы, не удастся никому.

В этом состоит особая прелесть этого учения — здесь каждый может найти для себя подходящий ответ, так как имеются одновременно и твердые, устоявшиеся каноны, и зыбкое определение духовности, которое каждый волен понимать (и трактовать) по-своему.

Возможно, именно отсутствие довлеющей власти единого Бога так привлекает в буддизме современных жителей западных стран.

Изменения в буддизме после Будды

После смерти Будды человеческая природа, столь страстно желающая верить в высшего защитника и покровителя в лице бога, постепенно налагала отпечаток на буддистские теории и практики.

Начать надо с обожествления самого Будды. Надо сказать, что в сознании большинства западных жителей до недавнего времени, а может быть, и сейчас тоже, существовало мнение, что Будда — это бог буддизма.

Для многих сам факт существования верований без божества — верховного или же целого их сонма — кажется просто невероятным.

В этом плане европейцу более близок индуизм с его сотнями больших и малых божеств, нежели буддизм, отвергающий саму идею Бога.

В случае с буддизмом сознание цепляется за факт, что Будда был человеком, царевичем Гаутамой, который изменился духовно, достиг нирваны и стал Буддой, просветленным.

В нашем сознании, накрепко связанном с христианской теологией, это ассоциируется с воскресением и вознесением Иисуса Христа, сына божьего.

Такие ассоциации заставляют нас, пусть подсознательно, но считать Будду существом высшего порядка, значит, по крайней мере, ровней богам.

Примерно по этому же пути пошли последователи Махаяны. Они создали учение о трех телах Будды, высшее из которых — Дхармакая — считается абсолютным проявлением духовной сущности, суть самого мироздания, которую невозможно постичь умом или определить при помощи органов чувств. Для этого нужно достичь просветления.

Теоретически здесь все правильно с точки зрения буддизма, ведь сам Будда достиг просветления, значит, изменился и обрел-таки высшее тела, Дхармакаю.

Но, в то же время можно сказать, что появление этого учения стало началом обожествления самого Будды, противореча его изначальным постулатам. А еще в этой идее наше христианское сознание отчетливо видит параллели с идеей Троицы и Святого духа.

Пусть это все на другом уровне, как бы перенесенное в другую реальность, но сходство все равно имеется.

Боги в буддийском пантеоне

При том, что идея существования верховного божества категорически отвергалась, в буддизме признавалось существование других божественных существ, дэвов, которые обитали в высшем свете и бывших столь же подверженных действию кармы и сансары, как и обычные смертные жители Земли.

То есть в буддийской космогонии не отвергается сама идея существования созданий иного уровня, превосходящих человечество по многим аспектам, но утверждается, что существа эти живут по столь же универсальным космическим законам, что и люди. Никакого верховного бога, управляющего всеми делами и вершащего судьбы как человечества, так и других миров, попросту не существует.

Жители же «верхнего мира», как и земляне, могут достичь нирваны путем самосовершенствования.

Однако те, кому посчастливилось побывать в одном из храмов Тибета, где буддизм занимает лидирующие позиции, скажут, что священные места здесь буквально заполнены сонмами божеств. На первый взгляд, все это крайне плохо сочетается с идеей Будды об отсутствии главного, верховного бога.

На самом деле все эти многочисленные божества — на самом деле лишь символические изображения различных проявлений и аспектов умственной деятельности адептов будизма.

Именно поэтому многие сотни, если не тысячи вариантов изображения Будд в разных позах, с телами различного цвета, держащих многочисленные предметы, — это всего лишь воплощение отдельной части Будды, что вполне согласуется с идеей о трех телах.

Кроме различных воплощений и проявлений самого Будды, в храмах имеются изображения Бодхисаттв — особых существ, достигших просветления, но сознательно не направившихся в нирвану с целью спасения всех живых существ мира. Бодхисаттвы в Махаяне считаются существами, не стремящимися в нирвану, но и уже не подвластными сансаре.

Существует и более конкретное определение бодхисаттв. Это махасаттвы — великие существа из пантеона Махаяны, которые служат помощниками для людей при их начале пути к просветлению.

Но в сознании большинства верующих они воспринимаются как локальные божества, дарующие определенные жизненные блага. Таким бодхисаттвам поклоняются, делают их статуи, отличающиеся особой красотой и великолепием украшений.

Можно сказать, что для простого народа, исповедующего буддизм, бодхисаттвы являются аналогами христианских святых, иконам которых они молятся, прося для себя здоровья, счастья, успеха и прочих радостей жизни.

Так что «рядовые» боги в буддизме все-таки есть, хотя и с определенной натяжкой, ибо настоящие, глубокие исследователи этого направления обязательно найдут веские обоснования, почему бодхисаттв и святых нельзя считать божествами в полном смысле этого слова.

Не претендуя на роль истины в последней инстанции, можно сказать, что буддизм действительно считается религиозно-философским учением, отвергающим существование бога как верховной сущности, вершителя судеб людей, но наделенного рядом черт, характерных для религиозных практик.

Сам Будда признавал существование божеств, но утверждал, что и они страдают от сансары, только на своем уровне. Исконному учению чужда идея монотеизма, то есть существования единственного, верховного бога, что так характерно для трех главных мировых религий — христианства, ислама и иудаизма.

Но прослеживаются следы последовательного обожествления самого Будды, превращение его из создателя учения в его воплощение.

Эту мысль отвергают сами сторонники и исследователи буддизма, но для народного понимания так намного проще верить и поклоняться, очевидно, это стремление присутствует в человеке чуть ли не на генетическом уровне.

Так что однозначно говорить о том, есть или нет бога в буддизме нельзя. Если подойти только с точки зрения «правильных» определений и тех сведений, что лежат на поверхности, то да, в буддизме Бога, как такового, нет. Это заставляет говорить о буддизме не как о религии, а о «спиритуалистической философии», то есть о духовном учении.

С другой стороны, анализируя многочисленные источники и труды ученых, как восточного, так и западного происхождения, можно отметить, что здесь имеется множество признаков религиозного поклонениям и завуалированных форм веры в бога.

Видимо, все-таки человеческая природа с ее постоянным стремлением найти себе верховного защитника и покровителя начинает преобладать и борется даже с таким могучим разумом, каким обладал великий и непостижимый Будда.

Источник: http://yogarossia.ru/buddhism/filosofiya-buddisma/osnovnye-bogi-buddizma.html

Ссылка на основную публикацию